Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 04.12.2021
Главная » 2021 » Сентябрь » 19 » Судьба
14:33
Судьба

К великому сожалению, махровым хирургом я так и не стал. Видать, не судьба. Был, работал, ассистировал, оперировал. Первые операции выполнял ещё в студенческие годы, в каникулы, под ответственность отца. Натаскивал он меня, как щенка перед охотой. Окончил институт, работал в деревне, потом клиническая ординатура по абдоминальной хирургии, защита кандидатской в Склифе. Единогласно. «Перспективный, грамотный…». Потом, судьба кувалдой по башке – хрясь. И всё. Кончился хирург. Из остатков родился терапевт, врач «Скорой помощи», потом врач интенсивной терапии неотложных состояний и т.д. и т.п. Научился роды принимать, ЭКГ читать, подключички ставить, трахеостомию выполнять. Даже книжку «Лёгочно-сердечная и мозговая реанимация» написал. В общем, как говорят в Одессе, получился «полный фаршмак». Правда, бывают со «смежниками» и досадные недоразумения. Говоришь кардиологу о гетеро- и гомеометрических механизмах миогенной ауторегуляции деятельности сердца, а он смотрит на тебя, как на идиота. Или испытываешь глубокую печаль, когда невролог выполняет новокаиновую блокаду полпроцентным раствором новокаина комнатной температуры. Или когда пытаешься объяснить в приёмном покое, что ни в коем случае нельзя промывать желудок водопроводной водой, а тебя поднимают на смех.

Но, хирургическая закваска, нет да нет, даёт о себе знать. То соседу по коттеджному городку рану зашьёшь, или швы кому-нибудь после операции снимешь, то первичную хирургическую обработку повреждения выполнишь, или консультируешь и понимаешь, что дело пахнет операцией. А то и сам себе диагноз поставишь, и после обращения в неотложку и всяких там МРТ с контрастированием, дежурный врач смотрит на тебя, мягко говоря, с удивлением, переходящим в уважение. Конечно, это бывает не так часто. Но бывает. И старые опыт и знания помогают и выручают.

…Недавно, поздно вечером, поехали с сыном на автозаправочную станцию. На следующий день собирались навестить родственников в небольшом городке нашей необъятной Родины, и, чтобы не терять утром время, решили заранее залить бензобак «до полного». Буквально в нескольких километрах от нас проходит федеральная трасса, где расположена АЗС, а чтобы до неё добраться, необходимо совершить разворот на близлежащей развязке. Совершили. Доехали. Заправились. Поговорили с заправщицами – старыми добрыми знакомыми. Попили кофейку с круассанами и засобирались домой.

Вернуться обратно можно было двумя путями. Первый – доехать до следующей развязки, что в десяти километрах от АЗС, развернуться и, таким образом, выехать уже на «нашу» дорогу, ведущую в коттеджный посёлок. Второй – соблазнительный, но рискованный, описанный классиком Михаилом Задорновым. А именно: задним ходом проехать по «встречке» около двухсот метров и сразу свернуть на нашу развязку. Было поздно, темно, народ уже видел вторые сны, а вероятность встречи с гаишниками сводилась практически к нулю. Я выбрал второй вариант.

Со свистом, с выключенными фарами, но с «габаритами» и «аварийкой», я пролетел задним ходом злосчастные двести метров и вырулил на нашу дорогу. Клянусь, что за это время ни по «встречке», ни по соседним двум полосам федеральной трассы не проехало ни одной машины. В открытые окна автомобиля врывалась летняя прохлада, на небе ярко светила Луна, а с окрестных лугов и полей доносилось стрекотание, чириканье и пение цикад. В общем, лепота…

И вдруг, спускаясь с развязки, я заметил впереди, в аккурат у знака «Примыкание второстепенной дороги», где нужно было сворачивать в посёлок, проблесковые огоньки машины ГИБДД. Сердце ёкнуло, потому что это был писец. Причём, натуральный.

Приблизившись к бздительным стражам безопасности дорожного движения, я притормозил, включил «аварийку» и подошёл к поджидавшему меня щуплому, низкорослому, смуглолицему и узкоглазому гаишнику. Форма висела на нём, как на палке, а зелёный жилет стелился чуть ли не до земли. То, что он дожидался именно меня – не было никаких сомнений. В мой нос сразу ударил запах то ли хлева, то ли зоопарка. Было такое впечатление, что этот «выкидыш автопрома» ещё вчера пересел, как говорил наш президент по TV, с ишака на свою ржавую служебную «Дэу-Нексию» с треснутым лобовым стеклом. Странно, но он не был похож на наших местных

откормленных, пузатых и самодовольных гайцев, рассекающих, в худшем случае, на новеньких отечественных машинах, а в лучшем – «Бумерах» или «Мерсах».

- Добрый вечер, - сказал я этому гайчонку. – И добавил: «Исэнмесез! Good evening! Guten Abend! Bonsoir! Buenos noches!». Продавец полосатых палочек выслушал эту тираду молча, как идол со славянского копища, потом открыл рот с рядами редких жёлтых зубов и с акцентом проверещал:

- Мая – Джабраил. Твоя – нарушать. Мая – твая – штрафовать.

- А в чём, собственно говоря, дело? – невинно поинтересовался я.

- Твая – нарушать. Мая – штрафовать. ДокУмент давать.

- Пожалуйста, - ответил я, - и протянул ему свою визитку.

- Ета чава? – спросило чучело и посмотрело на меня.

- Ета - чава ета ничава, - как можно вежливее ответил я. - Я - местный доктор и живу в этом посёлке (показал ему рукой). Поехал в город, а мне позвонили и попросили вернуться. Сказали, что кому-то плохо, нужна помощь врача. Вину свою признаю. Обещаю больше никогда не нарушать правила дорожного движения. Готов заплатить штраф прямо сейчас и предлагаю сыграть в кошелёк.

- Кашилюк? – прочирикал гибон. В его азиатских глазах вспыхнули два таких же косых огонька.

- Да, да. Именно. В кошелёк. Это очень хорошая игра, – сказал я и выразительно щёлкнул пальцами.

Конечно, я блефовал. В моём портмоне не было той суммы, которую платят как штраф за движение авто по встречной полосе. После заправки и кафешки там осталось всего-то около полутора тысяч деревянных. Но больше всего я боялся не штрафа, а лишения прав на срок от четырёх до шести месяцев. Причем, с учётом того, что это уже было второе подобное нарушение в этом году – «лишёнка» была вполне реальной и более длительной.

Чтобы побыстрее закончить непредвиденное рандеву, я достал из заднего кармана кошелёк и покрутил его перед носом гаишника.

- Ну, что, как там тебя… Джоб… Джон… Джаба… Сыграем? – переспросил я его.

- Ойнау! – с радостью и азартом согласился гаец.

- Ты выиграл! – констатировал я. - Открыл портмоне и начал выгребать содержимое.

- Так, держи тысячу, ещё пятьсот рублей, сейчас… два стольника и ещё мелочь рублей на пятьдесят, - считал я. – И засунул ему всё это добро в карман.

- Хватит? – спросил его.

- Жетер! – улыбаясь, ответило пугало.

- Тогда я поехал? – поинтересовался я.

- Жок, - услышал я в ответ.

- У меня больше денег юк (нет – пер. с тат.). И мне надо ехать домой.

- Ви дэрiгер? – спросил гаишник.

- В смысле?

- Ви врас? Доктр?

- Ну да.

- Моя посмотреть надо.

- Что именно?

- Сюда, вота. – С этими словами гаец снял свой светоотражающий жилет с логотипом «ДПС», расстегнул куртку и сдвинул ворот рубашки максимально влево.

При свете Луны, в левой надключичной области я увидел небольшую припухлость. Прощупал. Образование было размером где-то два на три сантиметра, плотноэластической консистенции, малоподвижное, со сглаженными краями, безболезненное.

Это был классический метастаз Вирхова.

- Давно это у тебя? – спросил я.

- Нидиля два, три. – ответил собеседник.

- Почему в больницу не обращался?

- Работа много, семья на родина, прописка пока нэт.

- У нас есть больница для сотрудников МВД. «Впрочем, тебе туда уже поздно», - подумал я про себя.

- Моя туда не ходила, боялась.

- Ладно, завтра поедешь в другую. Я сейчас напишу адрес Республиканского онкодиспансера, там найдёшь зав. отделением Иванова. Скажешь, что от меня, покажешь визитку. Понял?

- Түсіну. Рақмет.

- На здоровье! Ну, давай. Прощай, дус!

Я сел в свою машину и поехал домой. Странно, но я не радовался отмазке от «лишёнки», в общем-то, мизерной взяткой. Все мои мысли были заняты этим маленьким гаишником. Почему-то было жалко человека, который уехал со своей малой родины не от хорошей жизни, оставив там жену и детей. Терпит здесь насмешки и, я уверен, унижения от наших откормленных на взятках кабанов. Машину, вон,- старую развалюху дали. Катайся, мол, бомби. Но ремонт за твой счёт. Опять-таки в ночь дежурить поставили, или он в свободное от работы время подрабатывает, а завтра – на смену. А тут ещё, некстати, неоперабельный рак желудка. Другой бы, может, озлобился на всех и вся, кляузы на коллег строчить начал, а этот держится, старается. До последнего. Молодец. Настоящий мужик. Жаль, конечно, что у него так всё случилось. Судьба…

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/sudba-465519


Просмотров: 62 | Добавил: Bogdan | Теги: медицинские байки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar