Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 25.09.2021
Главная » 2021 » Сентябрь » 4 » Случилось это зимой
20:16
Случилось это зимой

Уважаемые коллеги!

Я не люблю вспоминать выезды на чрезвычайные ситуации, когда в начале века работал в «Медицине катастроф» (МК), из-за их трагичности, массовости пострадавших или большого числа погибших. Представьте себе, например, битком набитый пассажирский поезд, направляющийся «на юга»: пассажиры, едущие в отпуск в приподнятом настроении и мечтающие о море, многие с детьми; открытые настежь форточки в вагонах, тёплый сквознячок, прохладительные напитки… И вдруг… «в одной давильне всех калеча», поезд отрывается от рельсов и летит под откос… Или кораблекрушение большого пассажирского теплохода на широкой реке в грозу, когда тела взрослых и детей собирали рыболовными сетями… Или угрозу миллионному городу по особо опасной инфекции, когда всю ночь мотаешься с инфекционистами, эпидемиологами и полицейскими на санитарном транспорте по спящему мегаполису и собираешь пассажиров рейса №… из какой-то азиатской клоаки, один из которых уже находится в реанимации с критическим обезвоживанием и анурией на искусственной вентиляции лёгких, в оцеплённой стражами порядка инфекционной больнице.

Не сгущаю краски, а хочу сказать, что это несравнимо ни с чем, разве что с массовыми потерями на войне. Но на последней это как-то предполагаемо, ожидаемо, реально, наконец. Скажем, одно дело, когда оперируешь больного в абсолютной тишине ярко освещённой и тёплой операционной или имеешь дело на вызове «Скорой помощи» с одним больным, иногда двумя, а тут… Здесь у тебя, как после бомбёжки – стоны раненных, крики, плачь, гарь и дым или… гробовая тишина. Вот потому и не люблю погружаться в те далёкие воспоминания и до настоящего времени не написал об этом ни одного рассказа. Этот будет первым и, скорее всего, последним…

…Многие из вас, вероятно, слышали о существовании такой организации как МК, но недостаточно хорошо представляют, чем конкретно она занимается. Если говорить кратко, то основной её задачей является ликвидация медико-санитарных последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий, объединённых общим понятием чрезвычайные ситуации. Служба подчиняется непосредственно министру здравоохранения республики, области или края и работает в тесном контакте с министерством по чрезвычайным ситуациям и «Скорой помощью». В некоторых регионах и областях, как следствие реорганизации и оптимизации нашего больного здравоохранения, последняя объединена в один монолит с МК, что, на мой взгляд, тактически и оперативно является ошибочным и, мягко говоря, непродуманным.

В структуре МК трудятся, в основном, врачи ургентных специальностей – хирурги, травматологи, реаниматологи, комбустиологи, скоропомощники и пр., но, в зависимости от тех или иных обстоятельств, могут привлекаться специалисты других профилей – радиологи, педиатры, комбустиологи, инфекционисты и т.д. Иногда эта организация занимается выполнением деликатных и негласных поручений руководства республики, Минздрава края или региона, но об этом, как-нибудь, в другой раз. И ещё. Если вы проснулись утром, умылись, включили телевизор и за завтраком не обнаружили в новостях ничего, заслуживающего вашего внимания, не думайте, что ночь прошла спокойно и ничего особо опасного в вашем регионе не произошло. Не всё так просто, мой друг, не всё так просто… Есть события, о которых население узнаёт по прошествии определённого времени, или, вообще, задним числом. А о некоторых чрезвычайных ситуациях, последствия которых не несут прямой угрозы жизни и здоровью населения, следует не упоминать в СМИ вообще. Почему? Думаю, что догадаетесь сами.

В то зимнее морозное утро 200… года, в наш Республиканский центр медицины катастроф поступило экстренное сообщение о провалившемся на рассвете под лёд автобусе ПАЗ с рыбаками. Есть у нас такая деревенька N – своего рода рыбацкая Мекка – располагающаяся в месте слияния Камы и Волги. Рыбалка там, конечно, отменная, но каждый год фанаты зимнего лова гибнут здесь десятками: то машина провалится в полынью, то льдину с рыбаками унесёт на фарватер, то ещё какая беда случится. Населённый пункт N располагается на берегу Куйбышевского водохранилища, а ширина рукотворного моря достигает в этом месте несколько десятков километров. Даже в бинокль противоположный берег разглядеть не всегда возможно. Учитывая сильное течение и большую глубину, утопленников здесь искать практически нереально, а потому некоторые из них так по сей день и считаются пропавшими без вести. Но в этот раз автобус с рыбаками провалился в относительно неглубоком заливе Волги, разделяющем деревню N и рядом расположенное другое поселение. Пока ПАЗик ранним тёмным утром кормой погружался под лёд, некоторые пассажиры успели из него выпрыгнуть, но шесть человек, сидящих в самом конце, ушли на дно вместе с автобусом.

В этом месте следует сделать небольшое отступление и кое-что разъяснить. Первый вопрос, который логично вытекает из обстоятельств происшествия: с какой целью туда направляется бригада МК в составе обученных по специальной программе водителя, врача и фельдшера, если погибших уже не вернуть? Ответ. Да, утонувшим людям уже не поможешь, но тем, кто успел выпрыгнуть из автобуса не только на лёд, но и попасть в ледяную воду – медицинская помощь, скорее всего, потребуется. На улице – зима, минус тридцать градусов по Цельсию, так что сами понимаете… Во-вторых. В деревню N станут съезжаться обеспокоенные родственники рыбаков, о состоянии которых можно было только догадываться. С определённой степенью достоверности, следует предположить, что среди них имеются люди с хроническими и интеркуррентными заболеваниями и им также потребуется медицинская помощь. В-третьих. Как нам сообщил оперативный дежурный МЧС, на место трагедии уже выехала группа профессиональных спасателей, в том числе и водолазы, которые также нуждаются в медицинском сопровождении и обеспечении. И, в-четвёртых, по имеющейся у нас информации, на две соседние деревни имелся только старенький ФАП и один местечковый пожилой фельдшер. Таким образом, все вышеперечисленные обстоятельства и диктовали необходимость присутствия специализированной бригады МК, в функцию которой, помимо всего прочего, ещё входила разведка и изучение всех подробностей происшествия. При малейшей необходимости и на основании собранной оперативной информации – в зону трагедии могли быть дополнительно направлены ещё три, четыре или больше бригад со специалистами соответствующего профиля как из столицы республики, так и из ближайших к месту трагедии ЦРБ .

…Когда мы выехали на лёд залива, уже занимался рассвет и первые лучи восходящего солнца, как слепые котята, тыкались в густом морозном тумане, пытаясь пробиться сквозь его толщу. Толстая наледь под колёсами нашей машины потрескивала и пружинила, словно панцирная сетка кровати, готовая в любой момент треснуть, разверзнуться и поглотить нас в лежащую под ней чёрную холодную бездну. Это жуткое ощущение возможной катастрофы неприятно щекотало нервы и сопровождало нас до самой полыньи и расположенной неподалёку от неё армейской палатки спасателей. Около промоины уже вовсю кипела работа: одному водолазу помогали подняться на лёд, другого готовили к погружению. Громко тарахтели дизель-генератор и компрессор, подающий воздух по толстым шлангам, уходящим под воду. Кучка местных жителей на берегу, столпившаяся около протянутой красной ленты, напоминала встревоженный муравейник, из которого периодически кто-то убегал в деревню, а возвращался уже с двумя-тремя сородичами. Стало быть, скоро здесь соберётся толпа и начнётся дикий вой по погибшим. Это мы тоже проходили. И не один, к сожалению, раз.

Я разыскал командира поисково-спасательного отряда МЧС, поздоровался, представился и осведомился о ходе работ и ситуации в целом. Он ответил, что на дне залива обнаружен тот самый автобус, на котором ехали рыбаки, но погибших в нём нет. Возможно, что люди в последние секунды успели покинуть транспортное средство, но выбраться на лёд так и не смогли. В многослойной зимней одежде, валенках, унтах и тулупах, моментально пропитавшихся ледяной водой, проплыть даже метр в кромешной темноте, в состоянии шока, да ещё и алкогольного опьянения – практически нереально. А это значит, что все они утонули и сейчас главная задача – найти их тела, чем конкретно уже час с лишним и занимаются водолазы. Работу осложняет метровый слой ила на дне залива и кромешная темнота на десятиметровой глубине, с трудом пробиваемая мощными подводными прожекторами.

Спросив разрешения, мы быстро перетаскали сумки-укладки в палатку спасателей, где работали мощные электрические обогреватели, а на термоплите пыхтел большой пузатый чайник. Я оставил фельдшера и водителя на месте, а сам направился к людям на берегу.

Спасибо всем.

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/sluchilos-eto-zimoj-458601


Категория: Медицина | Просмотров: 59 | Добавил: Bogdan | Теги: медицинские байки, рассказ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar