Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Пятница, 22.01.2021
Главная » 2020 » Декабрь » 15 » Петр III и неведома зверушка доллгауз
12:49
Петр III и неведома зверушка доллгауз

Ещё одна порция об истории психиатрии. 20 апреля 1762 года (с днём рождения, отечественная психиатрия) царь Петр III в служебной, так сказать, переписке с Сенатом на предложение чиновников сдать в  монастырь душевнобольных князей Козловских (не спрашивайте меня, кого именно и из какого колена: сколь ни пытался раскопать в родовых книгах — так и не нашёл ни одного из многочисленных Козловских, о коем было бы сказано, что в этот период времени он был помещён в лечебницу или монастырь) отвечает резолюцией: 

«Безумных не в монастыри определять, но построить на то нарочитый дом, как то обыкновенно и в иностранных государствах учреждены доллгаузы, – а в прочем быть по сему»  

В Сенате почесали в затылках: мол, чудит наш немчик, чтоб ему от геморроя помереть. Но поди поспорь — занятие это может оказаться не только несовместимым с карьерой, но и суицидальным. В общем, запросили они Академию Наук: «каковы в иностранных государствах для безумных учреждены доллгаузы, тем в Академии с имеющихся планов и на каком основании они безумные содержатся со учреждения, учиня перевод на российский диалект, взнести в Сенат». А мужики-то... пардон, академики-то и не знали, что это за звери такие — доллгаузы.  

Да и не было в том их вины: в самом Берлине всё ещё были в ходу Tollenkisten, они же Dollkasten — то бишь, ящики (или клетки) для сумасшедших. Какие уж тут хаузы. А Венский Наррентурм ещё даже в проектах не отсвечивал. Нет, были и другие заведения для умалишённых, но в малом количестве и не столь известные, как тот же Бедлам. Но шеф сказал «бурундук птичка» - ищи крылья. Побежали к Герхарду Фридриху Мюллеру, который к тому времени уже просил называть его просто, скромно и по-русски Фёдором Ивановичем Мюллером: выручай, говорят, дорогой ты наш Фёдор Иваныч, подскажи, что Сенату ответить. Ты же у нас историограф и вообще редкостная умничка, даром что с Ломоносовым полаялся на том, кто больший патриот.  

Мюллер взялся за дело со всей своей немецкой педантичностью — и тоже не нашёл нигде ни слова о доллгаузах. Пришлось запрашивать коллег из Европы, что-то выдумывать самому — и в результате для Сената был написан проект «О учреждении дома для безумных (Dollhaus)», а самого Фёдора Ивановича можно назвать отцом русской психиатрии. Или первым русским психиатром. Или... да неважно, просто с него всё более-менее организованное в этом направлении и началось, пусть он до того с психиатрией дел и не имел вовсе.

Первым делом (говорю же, очень педантичный и методичный был человек) Мюллер рекомендовал разобраться: кто из сумасшедших как именно с ума сходит:  

«Безумным есть различие по степени безумия: эпилептики, лунатики, меланхолики, бешеные. Еще каждые из сих по степеням болезни бывают разные, а все они суть отягощением общества, есть ли не будут содержимы в особливых домах, где бы о их прокормлении и пользовании старания возымели»

И этот самый особливый дом Мюллер велит особливо и устраивать:  

«строение каменное о двух или трёх этажах с небольшою церковью, для помещения в нижнем этаже бешеных, во втором меланхоликов и лунатиков, в третьем — эпилептиков».  

Больные, пишет Мюллер, должны различаться не только по помещениям, но каждой категории, соответственно роду болезни, назначается и особый режим. Для бешеных: камер с окнами, которых нельзя было бы достать и с решётками, никакой мебели, ложе на полу, «некоторых приковывают к стене цепью». «Надсмотрщик наказывает их неинако, как малых ребят, иногда одного показывания лозы достаточно». Священники? Какие священники? Надо, чтобы «доктор употреблял всякие средства к их излечению, а прежде, нежели придут в разум, священникам у них дела нет, кроме того, что за них Бога молить». Для меланхоликов и лунатиков: «Меланхолики и лунатики содержатся по мере их болезней. Некоторые могут жить по два и по три человека в одной камере и за общим столом кушать. Доктор пользует их и многие выздоравливают, священникам ходить и испытывать, которые из них в состоянии понимать их учение, и с усердием Бога молить». Для эпилептиков: «Эпилептики призреваются вместо богадельни и чтобы не впадали в припадки без присмотра на улицах».

Помните, я упоминал, что Пьер Кабанис в своей книге «Об общественной помощи» коснулся правил помещения в сумасшедший дом? А помните, когда это было написано? Так Мюллер его опередил, хоть и был лаконичен:

«В иностранных государствах иногда родственники сажают родственников в доллгаузы за малые меланхолические припадки или и напрасно, дабы пользоваться их имением, а такие люди, сидя в долгаузах, иногда совершенно с ума сходят от печали, чего ради, чтобы такое не сделалось, остерегаться должно и приказать, докторам, лекарям и надзирателям, чтобы все поступки тех, которые жаловаться будут, что посажены напрасно, с прилежанием наблюдали и чтобы Главному попечителю представляли».  

До того момента, когда такой закон в России будет принят, пройдёт ещё 230 лет...

Продумал Мюллер не только штаты доллгауза, но и правильное их размещение:

«подлекарь и цирульник должны жить в доме, а доктор и лекарь в близости, дабы и кроме определенных часов их присутствия, во время нужды всегда и вскорости сысканы быть могли»

Ссылка на оригинал: https://dpmmax.livejournal.com/950251.html


Категория: Медицина | Просмотров: 110 | Добавил: Bogdan | Теги: история психиатрии | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar