Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 24.02.2018
Главная » 2011 » Ноябрь » 9 » Ольга Костина: Медицина тут бессильна
17:11
Ольга Костина: Медицина тут бессильна
В последнее время российские СМИ захлестнула волна публикаций о борьбе с педофилией. Материалы на эту тему появляются почти ежедневно и касаются не столько фактов выявления самих педофилов, сколько качества следствия и правосудия по этим преступлениям.

По отношению к педофилии наше общество всегда было более или менее солидарно. Тут все понятно: вот перед нами изнасилованный ребенок — и мы готовы в едином порыве требовать чего угодно, от кастрации до смертной казни.

Но ситуация куда сложнее. Мы столкнулись с таким видом преступности, где очень сложно собирать доказательную базу и предъявлять обвинение. Ведь по большей части эти люди не оставляют следов и не причиняют ребенку физического ущерба. Тем не менее, моральные травмы, которые ему наносятся, чудовищны. Психика ребенка может остаться искалеченной на всю жизнь. Ведь далеко не всегда он воспринимает психическое насилие над собой как негативное событие. Возраст жертв педофилов стремительно снижается и сегодня составляет уже от 3 до 9 лет. Чем младше ребенок, тем в меньшей степени он осознает, что с ним происходит, а иногда способен даже испытывать какие-то приятные эмоции. Увы, но отвратительная шутка: «Чем отличается педофил от педагога? Тем, что он на самом деле любит детей» — несет в себе толику житейской правды.

Проблема и в том, что внешне педофил никак не проявляет себя. Он вовсе не стремится быть похожим на кошмарных персонажей из комиксов или ужастиков. Мы имеем дело с изворотливыми и хитрыми преступниками, на первый взгляд довольно приятными людьми, хорошо образованными и зачастую пользующимися авторитетом на работе и в обществе.

Статистика ужасает. До 40% таких преступлений происходит в семьях. Еще в 15% фигурируют друзья или знакомые семьи. Вот почему так важна изоляция ребенка от всех видов давления, в том числе и родительского, во время проведения следственных действий. К сожалению, нашим УПК не предусмотрена возможность допроса ребенка без присутствия его законных представителей.

Из-за всех этих трудностей мы в первый момент растерялись, не зная, как вести борьбу. Нашей нерешительностью умело воспользовались. В СМИ вброшен тезис — мол, несостоятельность власти привела к тому, что она бросила нам пиаровскую кость под названием «педофилия», чтобы отвлечь общество и продемонстрировать свою эффективность.

Проблема на самом деле стоит очень остро. И пусть латентность этого вида преступности снижается — следствие стало более дотошным и въедливым, все больше возбуждается уголовных дел. Но посмотрите и статистику — частота преступлений не падает. Одна из причин — навязчивое тиражирование педофильских сюжетов в СМИ и Интернете, да еще с демонстрацией самых неприглядных деталей.
Но есть и другая сторона проблемы — законопослушный гражданин сегодня запросто может попасть под каток кампании по борьбе с педофилами. Один простой факт: ответственность за ложный донос в нашей стране ничтожная. То есть если кто-то завтра напишет заявление, что вы проявляете нездоровый интерес к подросткам, то вам придется пройти через всю машину следствия и правосудия, несмотря на то, что она будет работать вхолостую. Вопросы, допросы, очные ставки. Ваши родственники, соратники, друзья и соседи узнают о том, В ЧЕМ вас подозревают. А когда все это не подтвердится, человеку, который вас оговорил, скорее всего, ничего не будет. Какова доля ложных обвинений в делах о педофилии, мы не знаем: не владеем такой статистикой. Я запросила на этот счет Судебный департамент при Верховном суде и пока не получила точного ответа. Очевидно, ответа судьи просто не знают.

Граждане, ставшие жертвами лжесвидетелей, стараются забыть это как страшный сон. И встречных исков не подают. А между тем ложный донос — это страшная социальная травма. Государство должно ужесточать ответственность за ложное доносительство, чтобы не было соблазна пользоваться им для сведения счетов.

Недопустимо также тиражирование обстоятельств происшедшего в СМИ. Это должно быть законодательно запрещено. Например, в Германии такие действия недопустимы и могут строго караться. Никто — ни родители, ни журналисты, ни адвокаты — не имеют права называть имя ребенка и рассказывать, что с ним произошло.

Не столь прозрачен вопрос о внутренних побудительных причинах педофилии. У единиц это объясняется патологиями и навязчивыми состояниями. Остальные просто страдают, грубо говоря, крайней формой распущенности. Это следует учитывать, говоря о химической кастрации. Допустим, человек осознает, что не может держать себя в руках. Выход — медицинское вмешательство? Но надо понимать, что химическая кастрация — одно из средств, а не панацея. Эта процедура требует долгого и тщательного административного и законодательного сопровождения. В противном случае наши дети, как и прежде, останутся с педофилом один на один.

Опубликовано в журнале «Итоги» 7.11.2011

Блог ОП РФ
Категория: Медицина | Просмотров: 813 | Добавил: Bogdan | Теги: Общество, педофилия, ОПРФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar