Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Воскресенье, 16.12.2018
Главная » 2018 » Ноябрь » 24 » Минздрав указал Нацмедпалате её уголок
12:30
Минздрав указал Нацмедпалате её уголок

Генпрокурор Чайка указал главе Следственного комитета на отсутствие у ведомства законных прав по проведению судебно-медицинской экспертизы, поскольку криминалисты не медработники, да ещё и находятся в полной служебной зависимости, что не позволяет им быть правдиво-беспристрастными. Ранее заместитель генпрокурора официальным письмом известил СКР о незаконность всех проведенных следователями СМЭ.

СКР не включён в список учреждений, которым официально разрешена медицинская экспертиза, это право относится исключительно «к профессиональной медицинской деятельности», поэтому выполняемая следственными органами самостоятельная СМЭ незаконна, «в том числе и умерших». Кроме того, закон отстраняет от работы эксперта, находящегося «в административном подчинении руководителей следственных органов», поскольку он не способен обеспечить «право участников судебного делопроизводства на беспристрастное и справедливое судебное разбирательство».

О незаконности деятельности ведомства Александру Бастрыкину должен был сказать глава Нацмедпалаты профессор Леонид Рошаль, вступивший с ним в пока совершенно бесплодную дискуссию по гармонизации уголовных наказаний медицинских работников. Не идти на поводу у уважаемого следователя, обсуждая с ним, как ловчее вздуть докторов за врачебные ошибки, а в корне и публично пресечь противоправные действия по созданию в СКР особого отдела судебно-медицинских исследований по делам о «врачебных ошибках».

Но не пресёк и не сказал… Почему, если дело защиты врачебного сообщества – одна из целей Палаты? Нельзя умалять значимости личных попыток Леонида Михайловича по несению обывателям слов справедливости, и СМИ охотно тиражируют его компетентное мнение «в защиту», впрочем, мало сказывающееся на судьбах несправедливо пострадавших медиков. Не было услышано мнение профессора и об избыточности заключения в СИЗО главврача роддома Белой. Нацмедпалата государственными структурами воспринимается как некоммерческая общественная организация (НКО) с правами, но без власти.   

На днях замминистра Татьяна Яковлева сообщила, что Минздрав признаёт Нацмедпалату полностью соответствующей критериям некоммерческих медицинских профессиональных организаций и не отказывает ей «в праве принимать участие в деятельности Минздрава и фондов ОМС». В соответствии с Постановлением правительства №292, медицинское НКО объединяет «более 50% профильных профессиональных НКО» и не менее 3 лет занимается реализацией и защитой прав медработников, содействует научным исследованиям и так далее и тому подобное.

Утвержденный перечень услуг НКО включает два десятка пунктов по заботе о здоровье населения и профилактике, Минэкономразвития предлагает внести в список ещё и профилактику абортов, то есть дел общественникам доверено предостаточно. Личное участие президента НМП в работе по «ятрогенным» статьям УК и его участие в заседаниях СКР – не более, чем участие представителя общественников, и придавать особое значение этому не стоит, и не надо возмущаться, что иногда «НМП поддерживает позицию прокуратуры», СКР и прочих.

Право голоса у общественников есть, но государство не обязывалось этот голос слышать.

Генпрокурор Чайка указал главе Следственного комитета на отсутствие у ведомства законных прав по проведению судебно-медицинской экспертизы, поскольку криминалисты не медработники, да ещё и находятся в полной служебной зависимости, что не позволяет им быть правдиво-беспристрастными. Ранее заместитель генпрокурора официальным письмом известил СКР о незаконность всех проведенных следователями СМЭ.

СКР не включён в список учреждений, которым официально разрешена медицинская экспертиза, это право относится исключительно «к профессиональной медицинской деятельности», поэтому выполняемая следственными органами самостоятельная СМЭ незаконна, «в том числе и умерших». Кроме того, закон отстраняет от работы эксперта, находящегося «в административном подчинении руководителей следственных органов», поскольку он не способен обеспечить «право участников судебного делопроизводства на беспристрастное и справедливое судебное разбирательство».

О незаконности деятельности ведомства Александру Бастрыкину должен был сказать глава Нацмедпалаты профессор Леонид Рошаль, вступивший с ним в пока совершенно бесплодную дискуссию по гармонизации уголовных наказаний медицинских работников. Не идти на поводу у уважаемого следователя, обсуждая с ним, как ловчее вздуть докторов за врачебные ошибки, а в корне и публично пресечь противоправные действия по созданию в СКР особого отдела судебно-медицинских исследований по делам о «врачебных ошибках».

Но не пресёк и не сказал… Почему, если дело защиты врачебного сообщества – одна из целей Палаты? Нельзя умалять значимости личных попыток Леонида Михайловича по несению обывателям слов справедливости, и СМИ охотно тиражируют его компетентное мнение «в защиту», впрочем, мало сказывающееся на судьбах несправедливо пострадавших медиков. Не было услышано мнение профессора и об избыточности заключения в СИЗО главврача роддома Белой. Нацмедпалата государственными структурами воспринимается как некоммерческая общественная организация (НКО) с правами, но без власти.   

На днях замминистра Татьяна Яковлева сообщила, что Минздрав признаёт Нацмедпалату полностью соответствующей критериям некоммерческих медицинских профессиональных организаций и не отказывает ей «в праве принимать участие в деятельности Минздрава и фондов ОМС». В соответствии с Постановлением правительства №292, медицинское НКО объединяет «более 50% профильных профессиональных НКО» и не менее 3 лет занимается реализацией и защитой прав медработников, содействует научным исследованиям и так далее и тому подобное.

Утвержденный перечень услуг НКО включает два десятка пунктов по заботе о здоровье населения и профилактике, Минэкономразвития предлагает внести в список ещё и профилактику абортов, то есть дел общественникам доверено предостаточно. Личное участие президента НМП в работе по «ятрогенным» статьям УК и его участие в заседаниях СКР – не более, чем участие представителя общественников, и придавать особое значение этому не стоит, и не надо возмущаться, что иногда «НМП поддерживает позицию прокуратуры», СКР и прочих.

Право голоса у общественников есть, но государство не обязывалось этот голос слышать.

Генпрокурор Чайка указал главе Следственного комитета на отсутствие у ведомства законных прав по проведению судебно-медицинской экспертизы, поскольку криминалисты не медработники, да ещё и находятся в полной служебной зависимости, что не позволяет им быть правдиво-беспристрастными. Ранее заместитель генпрокурора официальным письмом известил СКР о незаконность всех проведенных следователями СМЭ.

СКР не включён в список учреждений, которым официально разрешена медицинская экспертиза, это право относится исключительно «к профессиональной медицинской деятельности», поэтому выполняемая следственными органами самостоятельная СМЭ незаконна, «в том числе и умерших». Кроме того, закон отстраняет от работы эксперта, находящегося «в административном подчинении руководителей следственных органов», поскольку он не способен обеспечить «право участников судебного делопроизводства на беспристрастное и справедливое судебное разбирательство».

О незаконности деятельности ведомства Александру Бастрыкину должен был сказать глава Нацмедпалаты профессор Леонид Рошаль, вступивший с ним в пока совершенно бесплодную дискуссию по гармонизации уголовных наказаний медицинских работников. Не идти на поводу у уважаемого следователя, обсуждая с ним, как ловчее вздуть докторов за врачебные ошибки, а в корне и публично пресечь противоправные действия по созданию в СКР особого отдела судебно-медицинских исследований по делам о «врачебных ошибках».

Но не пресёк и не сказал… Почему, если дело защиты врачебного сообщества – одна из целей Палаты? Нельзя умалять значимости личных попыток Леонида Михайловича по несению обывателям слов справедливости, и СМИ охотно тиражируют его компетентное мнение «в защиту», впрочем, мало сказывающееся на судьбах несправедливо пострадавших медиков. Не было услышано мнение профессора и об избыточности заключения в СИЗО главврача роддома Белой. Нацмедпалата государственными структурами воспринимается как некоммерческая общественная организация (НКО) с правами, но без власти.   

На днях замминистра Татьяна Яковлева сообщила, что Минздрав признаёт Нацмедпалату полностью соответствующей критериям некоммерческих медицинских профессиональных организаций и не отказывает ей «в праве принимать участие в деятельности Минздрава и фондов ОМС». В соответствии с Постановлением правительства №292, медицинское НКО объединяет «более 50% профильных профессиональных НКО» и не менее 3 лет занимается реализацией и защитой прав медработников, содействует научным исследованиям и так далее и тому подобное.

Утвержденный перечень услуг НКО включает два десятка пунктов по заботе о здоровье населения и профилактике, Минэкономразвития предлагает внести в список ещё и профилактику абортов, то есть дел общественникам доверено предостаточно. Личное участие президента НМП в работе по «ятрогенным» статьям УК и его участие в заседаниях СКР – не более, чем участие представителя общественников, и придавать особое значение этому не стоит, и не надо возмущаться, что иногда «НМП поддерживает позицию прокуратуры», СКР и прочих.

Право голоса у общественников есть, но государство не обязывалось этот голос слышать.

https://mirvracha.ru/


Категория: Медицина | Просмотров: 86 | Добавил: Bogdan | Теги: гл | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar