Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 25.09.2021
Главная » 2021 » Сентябрь » 7 » Хотите верьте, хотите...
19:17
Хотите верьте, хотите...

Уважаемые коллеги!

Часть первая.

Дословный перевод слова казус (casus) с латыни означает случай, но значение этого слова в словарях трактуется по-разному: по Ефремовой – странный, по Ожёгову – запутанный, в Энциклопедическом словаре – необычный, по Ушакову – сложный, по Далю – необычайный и т.д. Синонимами его являются слова инцидент, история, оказия, пассаж, происшествие, приключение, курьёз, факт. Кроме того, слово казус в юриспруденции, медицине, науке и технике, а также других областях человеческих знаний нередко имеет диаметрально противоположное значение. У многих русских и советских писателей, например, у М.Е. Салтыкова-Щедрина («Сатира в прозе»), И.С. Тургенева («Призрачная фантазия»), Ф.М. Достоевского («Преступление и наказание»), П.А. Вяземского, Н.А. Островского, М. Зощенко и др. – это слово символизирует идею или всего произведения, либо отдельного эпизода, или сущность главного героя повествования. Изредка слову казус за «определённые заслуги» или исторические события «присуждается» имя собственное – «Казус Белли», «Казус Федериса», «Казус Вагнера» (Ф. Ницше), «Казус Кукоцкого» (Л. Улицкая).

Медицина нередко изобилует различными казусами и курьёзами. Здесь можно наблюдать клинические случаи в виде различных осложнений, которые невозможно предвидеть или предотвратить; редчайшие заболевания; внезапную смерть на фоне полного здоровья или неожиданное выздоровление при тяжёлой патологии; а также то, что невозможно объяснить с точки зрения здравого смысла или доказательной медицины. За 34 года работы врачом я трижды сталкивался с такими фактами, на которые и до настоящего времени не могу найти адекватного и объективного объяснения.

Эпизод I. Летом 1979 года, после окончания четвёртого курса и прохождения врачебной практики, я работал врачом линейного студенческого строительного отряда в одном из районов нашей республики. Однажды вечером, по окончании рабочего дня, меня пригласили в соседнюю деревню для оказания медицинской помощи бабушке, страдающей высоким давлением. В течение нескольких часов я сделал ей двадцать миллилитров дибазола и 10 миллилитров папаверина внутримышечно. Кроме того, каждый час она принимала по две таблетки адельфана per оs. Кроме этих лекарственных препаратов больше у меня ничего в стройотрядовской аптечке не было. Несмотря на проводимую терапию, показатели систолического (двести восемьдесят) и диастолического (сто шестьдесят) артериального давления не снизились даже на единицу. Лично для меня, подрабатывающим медбратом все учебные годы в одной из больниц столицы нашей республики, это было непонятным и необъяснимым фактом. В процессе лечения в дом, где находилась пациентка, заходили знакомые, родственники, соседи и пр. Моё внимание привлекла молодая девушка, ученица десятого класса местной школы, которая подошла к бабушке, провела своей рукой от её головы до ступней и сказала, что мои лекарства ей не помогут. Мне стало смешно от таких шаманских методов диагностики, но я обратил внимание, что никто из местных аборигенов даже не улыбнулся. И тут одна из жительниц деревни мне объяснила, что Таня (так звали девушку) видит людей «насквозь» и может сказать, кто и чем болеет и что она ещё ни разу не ошиблась. Я сказал, что такого не может быть хотя бы потому, что такого не может быть в принципе. В ответ девушка сняла с полки книгу, и по продиктованным мною наугад цифрам, прочитала несколько страниц закрытого тома. Потом я открывал книгу и уже сам читал те же страницы, где читаемой не было пропущено ни одного слова. Я был в шоке и не мог понять, как такое возможно вообще. Мало того. Девушка сказала, что у бабушки какая-то округляя тень, располагающаяся непосредственно над левой почкой и ей необходимо ехать в центральную районную больницу. Давление у больной мне всё-таки удалось незначительно снизить кровопусканием, и на следующий день она отправилась в райцентр.

…В том же году Таня поступила в медицинский институт и с отличием его окончила спустя шесть лет. Проблемы начались с первых же дней работы врачом. Она постоянно пыталась объяснить коллегам по работе, что они лечат своих больных «не от тех болезней»; часто спорила с врачами других отделений, где работала консультантом; «поправляла» профессоров, доцентов и заведующих отделениями на обходах и т.д. В конце концов, ей пришлось сменить один стационар на другой, потом на третий, потом на следующий… А далее её следы затерялись в неизвестном направлении. До сих пор в медицинской среде нашего города ходят легенды о её феноменальных диагностических способностях и талантах, случаи которых можно перечислять десятками, но… это уже совсем другие истории.

Только единожды, за всю свою жизнь, я ещё раз «встретил» такого человека как Таня, но только уже в романе Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого».

Эпизод II. В девяностых годах прошлого века я подрабатывал в частном наркологическом центре. Ситуация. Студентка второго курса самого престижного столичного вуза проходит лечение на дому по поводу героиновой зависимости. Живёт вместе с родителями в трёхэтажном коттедже на берегу Волги, недалеко от города. Исходная доза наркотика – около одного грамма в день. Идут восьмые сутки от начала лечения, в процессе которого ежедневно ставились две внутривенные системы (утром и вечером), выполнялось по десять-двенадцать внутримышечных инъекций и перорально принималось по восемь-десять таблетированных и капсулированных лекарственных препаратов – в общей сложности до тридцати наименований различных медикаментов. Позади ломки; угрозы покончить с собой и навсегда уйти из дома; желание срочно повидать «близких» подруг; разоблачение личного телохранителя, поставлявшего наркоту.

Я и родители находимся в спальне девушки, которая спит под воздействием лекарств в своей кровати. В комнате полумрак. Тихо разговариваем на темы прогноза, дальнейшей реабилитации, продолжения обучения в институте и профилактики рецидива. Вдруг, в помещении гаснет единственная лампочка абажура, но в комнате всё видно, поскольку за окном полнолуние. По неведомой причине наши взгляды синхронно устремлены на бледное, как полотно, лицо пациентки, по которому словно проходит какая-то рябь. Неожиданно открываются её красные, горящие злобой и ненавистью глаза, тело садится в постели, сморщенное старушечье лицо с длинным змеевидным языком изливает в наш адрес

ругательства и проклятия, пытаясь дотянуться до нас длинными костлявыми руками с огромными изогнутыми ногтями. На меня словно вылили бочку ледяной воды, волосы на голове встали дыбом, а страх и холод так сковали моё тело, что я не мог пошевелить даже пальцем. Не могу сказать точно, даже ориентировочно, сколько времени продолжалась эта вакханалия. В чувство меня привёл шум падающего тела – это упала в обморок мать девушки. Мы с отцом бросились к ней на помощь, и в это время зажёгся весь свет в комнате, включая огромную хрустальную люстру, бра, ночник; почему-то включился телевизор, а в музыкальном центре заиграла весёлая музыка. После того, как потерявшая сознание женщина была уложена в огромное кожаное кресло, мы вернулись к нашей пациентке и, о чудо: весёлая, розовощёкая, жизнерадостная девушка соскочила с кровати, обняла руками отца за шею и стала осыпать его поцелуями вперемежку со словами любви и благодарности. Я сказал ей, что маме необходимо отдохнуть и, чтобы никому не мешать, дрожа как осиновый лист, на ватных ногах вышел из комнаты.

С того времени больная пошла на поправку и через несколько дней я распрощался с этой семьёй. В наши дни она занимает солидную должность в одном из министерств, её часто показывают по ТВ и, насколько мне известно, у неё прекрасная семья – муж-бизнесмен и две очаровательные дочери.

В последующем, я прочитал массу литературы об экзорцизме, сатанизме и прочей нечисти, посмотрел много фильмов, включая такие как «Одержимая», «Изгоняющий дьявола», «Константин» и пр. Мои духовные наставники в церкви, мечети и синагоге провели со мной соответствующие беседы. Но что это тогда было, мне неведомо до сих пор…

Эпизод III. Вызов на «Скорой помощи» с поводом «плохо». Приезжаем в обычную девятиэтажку в новом микрорайоне. Вся двухкомнатная квартира под самый потолок набита ящиками с водкой. Подпольный заводик? Запасы на чёрный день? Вложение в недвижимость с учётом «плавающего» курса рубля? Всё гораздо проще. Готовились к свадьбе, а тут незадача – заболела и попала в больницу невеста. Чтобы не пропадать добру, отец и сын (он же жених) периодически «проверяют» пригодность такого скоропортящегося продукта как водка. И так уже десятый день. Время от времени, кто-то из них падает под стол, а «оставшийся в живых» напарник с удвоенной энергией продолжает уничтожать «родимое пятно капитализма» до победного конца. Потом, утомлённый борьбой с «зелёным змием», отрубается и второй. И так поочерёдно. Случилось так, что очухались они одновременно и сын заподозрил что-то неладное с отцом: вроде как пить меньше стал – уж не заболел ли? Разумеется, надо срочно вызвать «Скорую помощь»!

Объективно. Состояние удовлетворительное, слегка заторможен. Изо рта сильный запах алкоголя. Правильного нормостенического телосложения, пониженного питания. Кожа и слизистые бледные, холодные на ощупь. Склеры иктеричные. Язык сухой, обложен коричневым налётом. Сердце – тоны не выслушиваются. Лёгкие – дыхание жёсткое, разнокалиберные хрипы по всем полям. Живот мягкий, безболезненный. Печень ниже края рёберной дуги на три пальца. О физиологических отправлениях сказать ничего толком не может. Одежда пахнет мочой.

Расстроенный, на мой взгляд, сломавшимся фонендоскопом, многократно прикладываю ухо к грудной клетке больного, но сердечных тонов, по-прежнему, не слышу. Знаю, что такого не может быть. Прошу сесть за стол, накладываю манжету аппарата Рива-Роччи. Давления нет. Измеряю ещё раз. Нет. Ещё раз. Нет. Что за хрень? Может, аппарат тоже сломан? Пытаюсь сосчитать пульс. На лучевой артерии. Нет. На сонных. Нет. Верхушечного толчка тоже нет. Всё это время больной и его сын с интересом наблюдают за моими действиями и выражением лица. Ничего не понимаю. Вернее, понимаю, что такого не может быть. Но не понимаю. Передаю аппарат фельдшеру, а сам пока заполняю карточку. Пользуясь передышкой, отец и сын опрокидывают в рот ещё по полстакана водки. Фельдшер несколько раз нагнетает давление в манжету и стравливает воздух. Через несколько минут снимает манжету и смотрит на меня. Глаза у него несколько задумчивые, а в каждом – по вопросительному знаку, размером с олимпийский рубль. Всё ясно.

На ходу, в машине ставим две струйные многокомпонентные капельницы. Больной всю дорогу шутит и рассказывает сальные анекдоты. В приёмном отделении токсикологии начинается традиционный диалог на повышенных тонах с дежурным врачом на темы:

1. Как тяжело работать в токсикологии города.

2. Как хорошо и легко работать на «Скорой помощи».

3. Какого х..я вы нам возите больных с алкогольным гастритом?

Вы разве не знаете, что их место в терапии?

Выждав момент, прошу дежурного врача измерить давление пациенту.

4. А что, «Скорая помощь» не умеет измерять артериальное давление? Ну вы, бл…ь, ваааще ох..ли!

Аппарата в приёмном нет. Медсестра пошла в отделение на третий этаж. Ждём. Всё это время больной острит, что-то себе тихонько напевает и ковыряет пальцем в носу. Наконец, аппарат приносят. Дежурный врач пытается измерить давление. Пытается раз. Два. Три. Снимает манжету. Молчит, о чём-то сосредоточенно думая. Пытается нащупать пульс. Гонор как ветром сдуло. Потом задумчиво смотрит на нас и, с сожалением, говорит: «Езжайте».

Через некоторое время я позвонил в токсикологию. Больной умер в реанимации, под капельницей, через три часа после госпитализации, рассказывая очередной анекдот соседу.

А теперь скажите мне, коллеги, как такое может быть?

Я всё понимаю – токсический шок, централизация кровообращения и всё такое.

Но как, как может человек без пульса и давления находиться в сознании, шутить, пить водку, рассказывать анекдоты и вообще жить?

Не знаете?

Вот и я тоже - не знаю.

Подобные случаи во врачебной практике встречаются крайне редко, но запоминаются надолго.

В казусы можно верить или не верить.

Но неизведанное, неизученное, непонятное – не значит – несуществующее.

Часть вторая.

КАЗУС – это песец (в русском варианте), который внезапно возникнув на профессиональной тропе врача, заставляет его не только содрогнуться, ужаснуться, удивиться, но и собрать всю свою волю и мужество в кулак и, несмотря ни на что, продолжать свою работу во имя спасения чьей-то жизни.

Спасибо всем.

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/khotite-verte-khotite-154795


Категория: Медицина | Просмотров: 50 | Добавил: Bogdan | Теги: медицинские байки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar