Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Четверг, 21.10.2021
Главная » 2021 » Сентябрь » 22 » Хакеры
11:29
Хакеры

Водители скорой помощи, это не просто каста, это, я считаю, отдельный биологический вид. Писать о них можно много и долго. Я всегда с ними дружил, и не знал ни одного плохого человека. От чего это было, не знаю. Может, от того, что просто в жизни в большинстве своем мне попадались хорошие люди. Я и сейчас с удовольствием не только общаюсь, но и дружу со многими из них.

Водитель скорой в ЦРБ – это неземное существо! Он не просто человек, управляющий машиной, он – посвященный в таинства медицины. В одной из ЦРБ, где я работал в конце 90-х, назревала серьезная проблема. Кто помнит, и зарплаты тогда были не ахти, и давали их как-то так, когда деньги были, часто с большими задержками. В общем, мужики пили. Причем если сначала это было в гараже после смены, то вскоре стали попадаться и на работе. А скорая на район была одна, и иногда фельдшера не могли разбудить своего пегаса для поездки на вызов. Помогали в таком случае и ребята из милиции, и ГАИ, и пожарной. Но после очередного залета наш главный понял, что с этим надо заканчивать. Так как хорошего водилу, который за эту зарплату еще и исполнял обязанности механика, получая при этом сущие крохи, еще надо было найти, спасать решили действующих. В течение недели всех поголовно заловили, и у всех взяли заявление на увольнение без числа. Главный на то и главный, чтобы мыслить стратегически, параллельно этому он пообщался инкогнито с женами всего водительствующего состава и заручался их поддержкой. И вот час Х настал. Было проведено общее собрание всех романтиков руля и Бахуса, и им поставлено жесткое условие: три дня никто не пьет, ни грамма, кого заметят или узнают – под нож. То есть, в заявлении на увольнение появится число и все: расчет.

Одного, самого отчаянного, к которому было больше всех претензий, и которого и так давно хотели уволить, поймали в этот же день и показательно, за час рассчитали. Собрание вновь обратившихся трезвенников в гараже закончилось, не начавшись, в связи с приходом главного механика. Михалыч (все имена изменены), войдя в комнату водителей и видя подготовку к обсуждению итогов собрания, сказал, что главный не шутит, народу безработного много, уволит, не задумываясь, чем семьи будете кормить?

Когда я приехал в эту ЦРБ, главный механик Михалыч уже пять лет был в завязке, а точнее, кодирован. Будучи обычным водителем, залетел он тогда конкретно, помял машину, и на предложение главного закодироваться или… Выбрал закодироваться. За год стал главным по гаражу, обзавелся животиком и превратился в смесь гремучей змеи и королевской кобры. Разговаривал исключительно матом, все у него были или собаками женского пола, или женщинами пониженной социальной ответственности. При этом всегда приходил на помощь, ничего за это не брал никогда, но просивший должен был постоянно выслушивать все, что о нем думал Михалыч. Я подозреваю, что втайне, он скорее всего считал дни до окончания кодировки (а он был кодирован на 10 лет). Все, кто его знал раньше, говорили, что из милейшего человека и собеседника он эволюционировал в такое желчное чудовище в течение буквально одного месяца завязки.

Итак, Михалыч сказал коллективу дословно следующее: если вы … вонючие … то он вас … то он вас всех … уволит к … фене!!!

Емкая речь Михалыча оказала свое действие, народ понял: главный шутить не будет, и запахло жареным. Общим решением договорились потерпеть три дня, а потом посмотрим. Придя домой, каждый из них попал под прессинг жены. Кто-то дома вдруг услышал какой он хороший, когда не пьет, и какие у него золотые руки, кто-то понял, что развода удавалось избежать все эти годы исключительно благодаря алкоголю. Но три дня не пил никто, а на утро третьего дня состоялось внеочередное собрание рыцарей дорог, на котором главный и выкатил основное условие: все сейчас едем в соседний город Ч. на кодировку от алкоголя, кто не согласен – подписываю ваше заявление сейчас, рассчитаем за пятнадцать минут. А рядом с главным стояли Михалыч и главбух с ведомостями, а сзади сидели жены и частично дети, приглашенные коварным главным врачом... Финита ля комедия…

-- Ладно, мусора, банкуйте, ваша взяла, -- сказал Горбатый (цитата из «Места встречи изменить нельзя»), и весь коллектив, по одному, потянулся к «Уазику» для поездки в неизвестную страну трезвости. Сформировав колонну из своей «Нивы», за руль которой сел сам главный, и «Уазика» с водителями под управлением Михалыча, под звуки фанфар и оркестра счастливых жен и ничего не понимающих, но не менее счастливых детей, машины выехали в светлое будущее.

Главный этот план вынашивал давно. Был он в общем-то человек хороший, и искренне переживал за своих подчиненных, видел в них то, что не позволяло ему их разогнать, а заставляло бороться за каждого члена коллектива. Он уже несколько месяцев назад договорился со своим другом и бывшим однокурсником, который был гуру наркологии и кодировки во всей области, и тот за символическую плату обещал ему в этом помочь. При этом оплату кодировки главный врач произвел из своих личных денег!!!

Когда сеанс кодирования был закончен, шеф, осмотрев свое воинство и поняв, что все получилось, сказал: Михалыч, заедешь за запчастями на рембазу, а я в страховую по делам. Встречаемся в ЦРБ.

В тот день я дежурил. Был конец мая, отличная тихая погода, работы не было. Сидел у окошка, почитывал книгу, наблюдая за происходящим во дворе ЦРБ у гаража. Сначала прилетел главный, жены с цветами и салютами на руках вынесли его из машины, называя благодетелем и спрашивая, как все прошло. Я давно заметил, что чем более высокий пост занимает человек, тем более он нуждается в славе и пиаре, и очень любит слышать в свой адрес благодарности, особенно если они искренние. Иисус был скромен, розовея от удовольствия, он вещал своей пастве, как все замечательно было, и какие дальше райские семейные кущи их ждут. Потянулось томительное время ожидания новообращенных. Когда от контрольного времени прошло уже 4 часа, главный засобирался в дорогу. Объяснение было только одно: старый «Уазик»-буханка сломался по дороге, и трезвенников надо срочно выручать. Но тут… На дороге к ЦРБ показался заветный синий фургон, ехал он очень медленно и осторожно. «Точно, сломался, выдохнул главный. Фургон торжественно и печально въехал в лужу, которая была посреди двора, и остановился. Водительская дверь открылась, и в воду выпал Михалыч. С трудом доплыв до берега лужи, у которого стоял главный, Михалыч поднял голову и изрек: «Борисыч, прости, … код вскрыли к … собачим, хакеры е…е… И немедленно уснул.

Главный на негнущихся ногах решил повторить трюк апостола Андрея, и по луже, в начищенных ботинках двинулся к двери салона буханки. То ли святости не хватало, то ли ходить лучше по морю, но светлые брюки главного снизу, по щиколотку приобрели защитный оттенок. В полной тишине он открыл дверь салона. Запах, вырвавшийся из автомобиля, вкупе с издаваемыми звуками красноречиво заявлял о состоянии дел. Фокус не удался.

Самая ретивая жена из присутствующих, громко, со стервозностью в голосе, спросила: «И от чего вы их, Андрей Борисович, закодировали? Спасибо вам большое, хоть три дня отдохнули…»

Весенний майский вечер, посреди двора в громадной луже черного цвета стоит санитарный «УАЗик», у одного края лужи лежит тело погибшего, но доплывшего до берега бойца, рядом с открытой дверью машины стоит человек в светлом костюме, брюки его снизу по колено уже пропитались черной жижей, от краев лужи в разные стороны расходятся нарядно одетые женщины с поникшими головами и притихшими детьми. Лицо у человека, стоящего у машины, по гамме своих чувств очень похоже на лицо Христа в момент распятия. Солнце уже низко, молчат птицы …

Из рассказов кодированных:

Завели их в комнату, посадили все семь душ в отдельные мягкие кресла и сначала показали фильм об алкоголизме, аж на полтора часа. Фильм был страшный, там было все о том, что их может ожидать: и дети, родившиеся от пьющих, и «белочка», и многое другое, но очень страшное, как потом отмечали все. После чего главный кодировщик объявил: тот, кто не желает кодироваться, может уйти. Все остались, было интересно. Далее на медицинском языке было объявлено, что сейчас в нос будет закапан импортный препарат (ну не верят наши люди российским лекарствам), после чего им в течение трех лет нельзя будет спирт ни в каких количествах и дозировках, даже лекарства на спирту надо будет заменять. Если спирт попадет в организм, то тогда все: или станут полными дебилами, или «моментом в море»! Для соблюдения юридических формальностей каждому дали подписать бумагу на нескольких страницах, с печатью и штампом, в двух экземплярах, в канве которой было сказано, что далее ответственность за свою жизнь, при употреблении горячительных, несут они сами. Семь трясущихся рук подписали себе приговор. Семеро смелых. Семь самураев. Великолепная семерка. Они с гордо поднятыми головами шагнули на эшафот. В нос каждому, в каждую ноздрю (!) было залито по три капли какой-то красной жидкости из ампул, в этот момент они, как и предупреждал кодировщик, почувствовали сердцебиение и потливость, страх смерти. Пути назад были отрезаны. Они выбрали свой путь. Над головой формировались нимбы, одежда на них стала белеть.

Выйдя на улицу и сев в машину, в полном молчании они двинулись к новой, неведомой еще жизни, жизни без пороков и искушений. Михалыч с переднего сидения им вещал, что они еще хорошо отделались, ему чего-то под лопатку подшили, и на десять лет, а три года – это фигня. И главное, говорил с ними Михалыч, как с онкобольными в четвертой стадии заболевания, когда ему об этом известно, а пациенту нет, и мата в его словах практически не было.

У ворот рембазы все иноки были высажены, и им велено было дожидаться в кафешке у дороги. Придорожные кафе 90-х: романтика круглосуточно, водка в железных баночках и бутылках различного объёма, элитный спирт «Роял» и многое другое ... На витрину старались не смотреть, взяли минералки и стаканчики. Минералка, по привычке, разлита по стаканам равными порциями. Каждый думал о своем.

Витек был отличным малым. Он очень любил жену, детей, родителей, тещу, скорость, руль, алкоголь и … конфеты! Сладкое было его страстью, за конфету у Витька можно было выпросить что угодно. Алкоголь скорее был пагубной привычкой, необходимой для поглощения сладкого. Раздалось шуршание бумажки, и очередная шоколадная бестия улетела в рот Витька. Сидевший рядом коллега принюхался.

-- Витек, с чем конфеты?

-- Не знаю, доча утром дала на дорожку.

-- Витек, с чем конфеты?!!

-- Да не знаю, вот фантик вам, читайте, я по-иностранному не понимаю.

На фантике иностранными, но вполне понятными буквами было написано: «Алкоголь, ром, водка» … Шесть пар участливых глаз смотрели на товарища. Он решил принять мученическую смерть, чтобы им доказать торжество кодировки. Что же будет? Превратится в зомби или умрет в страшных муках? Страшно наблюдать за смертью друга, зная, что не можешь ему помочь. Выключился сам собой телевизор, жалобно мяукнул кот, замолчали мухи на стекле. Секунды утекали…

-- Банзай – закричал самурай, -- Во славу императора, друзей и главного врача!

-- Срочно сотку мне и пива!

Буфетчица моментально налила требуемое.

-- Мужики, не пейте – сказал Витек, и в один присест употребил заказанное.

Происходящие с ним метаморфозы пугали друзей: сначала он побелел, затем покраснел, а потом рыгнул и пукнул.

-- Еще сотку, – сказал Витек, желая приблизить конец и не мучиться.

Шли минуты, Витек не умирал, превращения в зомби тоже не наблюдалось. Витька начинало развозить. Он сказал товарищам, что очень любит их, и ему там, наверху, будет очень одиноко одному. Но он не жалеет о своей мученической смерти и хочет, чтобы она послужила им и их семейному счастью.

-- Витек, конфеты еще есть? – спросил Серый, самый старший и опытный из водителей.

-- С десяток осталось, – слабеющими устами сказал Витек.

-- Давай сюда!!!

Код был вскрыт за три часа. Кто мог подумать, что любовь к сладкому и ангелочек-дочь (по другим данным – чертенок) могут так грязно потоптаться над светлым будущим целой районной больницы.

-- После второй поллитры собрание в кафе думало, что делать с Михалычем. Решено было раскодировать и его, ведь свой был человек, да и сейчас хороший. Купленное с собой спрятано в сумках с подарками из наркоклиники (буклеты, книжки о вреде алкоголизма и т.д.). По приезду главного механика все чинно уселись в машину, храня строгое торжественное молчание. Где-то посередине пути, когда уже въехали в свой район (чужие гаишники могли и проблемы создать, свои – никогда), Серый попросил на стоянке в лесочке сделать санитарную остановку. Схваченный множеством сильных рук Михалыч ничего сначала не понял, думал, будут бить за сотрудничество с администрацией. Предложенную конфету съел без всякой задней мысли. Когда вместо тумаков ему был поднесен стакан, и почуяв от коллег знакомый запах, взъярился и ответил категорическим отказом. В санитарном «Уазике» да чтобы не было клизмы… Над предложенной альтернативой потребления горячительного Михалыч крепко задумался. Деревенский мужик лучше погибнет, чем потеряет свое достоинство. И Михалыч выпил, завещав похоронить его рядом с мамой и гореть им всем чертям-водителям в аду! Третий стакан он взял уже сам …

На следующий день в кабинете главного седели все похмельно-кодированные. Молчали и смотрели в пол. Он молча достал пачку их заявлений об увольнении и … разорвал. Что он говорил им, знают только они, никто из подсушивающих у двери кроме монотонного гула услышать ничего не смог. Хотя, когда главный кого-нибудь распекал, было слышно даже в соседнем корпусе. Никого не уволил, но с этого дня пьянства водителей на дежурствах больше не было НИКОГДА!!! И еще: они все бросили курить.

Я думаю, что, наверное, лекарство для кодирования перепутали: вместо «не пить», на «не курить» закодировали. Но почему раскодировался Михалыч?

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/khakery-467900


Просмотров: 113 | Добавил: Bogdan | Теги: медицинские байки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar