Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 25.09.2021
Главная » 2021 » Сентябрь » 7 » Из жизни врача "Скорой помощи"
18:27
Из жизни врача "Скорой помощи"

Продолжение. Начало-«Из жизни врача «Скорой помощи-4».

Уважаемые коллеги!

В будничной суматохе как-то неожиданно прозвучал звонок из Волжского РОВД, и казённый голос мягко, но настойчиво попросил приехать и дать показания по «интересующему меня вопросу». На тот момент меня интересовало много вопросов, как-то: как дожить от получки до получки?, «…что же будет с Родиной и нами?», «когда же на «Скорой», наконец, выдадут зарплату за позапозапозапрошлый месяц?» и пр. Одолеваемый отрицательными инотропными предчувствиями какого-то нехорошего события, я до последнего оттягивал свой визит в казённый дом, но после второго, более требовательного сигнала, собрался таки и, прямо во время дежурства, поехал.

В грязном и полутёмном коридоре РОВД я нос к носу столкнулся с водителем, дежурившим в ту злополучную ночь, и он на бегу сообщил мне, что никакой заявы писать не будет и вообще. Теряясь в догадках, я разыскал кабинет следователя, постучал и, войдя, несказанно удивился. В маленькой, полусинюшной от табачного дыма, неубранной комнатке за обшарпанным столом сидели двое. Один, вероятно, и был, судя по форме, следователем, а вот другой… Другой был тем самым братком, который финским ножом размахивал передо мной в ту самую ночь. Судя по всему, они были давними приятелями, сидели рядом, посмеивались и попивали пиво прямо из горлышка, закусывая его раздербаненной воблой.

- Вот те раз, - подумал я, как в анекдоте про Штирлица, пытаясь собраться с мыслями.

- Вот те два, - сказал мне следак, когда его гость, окинув меня хищным взглядом, ушёл и мы с ним остались в кабинете вдвоём. Глаза у него были чёрные, бездонные, мёртвые.

Следователь быстро убрал со стола остатки трапезы, достал стандартный бланк и начал задавать мне однообразные и скучные вопросы, касающиеся моего недалёкого прошлого и близкого настоящего. Когда же, наконец, он дошёл до ночного рандеву и попросил подробно описать детали того дежурства, я уже всё понял. Понял, что дело, по любому, будет замято. Понял, что пожилой водитель и молодой фельдшер пошли в отказ и почему. И ещё я понял, что у меня, мягко говоря, будут определённые проблемы.

В те неспокойные девяностые годы многим было нелегко. Государственный корабль кренился то на левый, то на правый борт, то камнем шёл ко дну, то взмывал вверх на гребне волны. Дело было не только в этом. Прожив три с половиной десятка лет, я наивно полагал, что знаю о своём городе всё или почти всё. Оказывается, ночная жизнь в столице коренным образом отличалась от дневной. Для неё была характерна патологическая жестокость, безжалостность в сочетании с бессмысленностью и беспощадностью. Вероятно, вследствие неопределённости политической ситуации в стране, роста преступности, безработицы и других социальных катаклизмов, некоторые люди от безысходности теряли контроль над своими мыслями и поступками. У ряда граждан с наступлением ночи обострялись психосоматические расстройства, осложнённые приёмом алкоголя и семейными разборками. Кораблик под названием «Скорая помощь», плавая в лужах крови, околоплодных вод и рвотных масс, как Ноев ковчег, пытался помочь всем подряд – температурящим, хроникам, роженицам, травматикам и пр. К сожалению, все, кого он брал на борт, его же в конце концов и топили. В это трудно поверить, но, например, зимой, в эпидемию гриппа, мы приезжали к больным через сутки, а то и более от момента их обращения по 03. В эту кашу, к сожалению, попадали и люди, которым неотложная помощь требовалась в первую очередь. Попробуйте быстро приехать на инфаркт миокарда с другого конца города, если старенький «УАЗик» не едет больше сорока километров в час, а «РАФик» на летней резине вихляется по зимней дороге из стороны в сторону как пьяный. Бывало и так, что направляясь к больному, мы приезжали на его похороны и оказывали помощь уже его родственникам. Да, да, представьте себе - таковы традиционные особенности многонациональной республики. А сколько родов мы приняли в раскалённых от жары или заиндевелых от морозов, ржавых, рассыпающихся на ходу, барахлящих машинах – не счесть! Это сейчас в «ФИАТах» и «ФОРДах», нашпигованных разнообразной аппаратурой, всякие климат-контроли и кондиционеры, а тогда …

Однако, вернёмся к нашим баранам, точнее барану, которого зовут доктор М. Молодой следователь, от которого попахивало пивком, воблой и казармой, любуясь сам собой, доходчиво и ненавязчиво пытался растолковать мне весь расклад. Никаких заявлений ни от кого нет. Никаких свидетелей нет. Вообще ничего нет. А раз так – то и дела, естественно нет. Так что, доктор, вот тебе повестка для работы – и вали отсюда. Охренеть. Здорово работаете, граждане мусора, ничего не скажешь! Следак встал, давая понять, что разговор окончен и тема закрыта. Даже руку протянул на прощание, но она так и осталась висеть в воздухе. Я встал, пошёл к двери и обернулся. На секунду наши глаза встретились. «Сука» - прочитал он в моём подбитом глазе; «Смотри не пожалей» - ответил мне его взгляд. На том и расстались. Я вышел на улицу к машине «Скорой». Водитель, сидя за рулём, почитывал газетку. Фельдшер, как всегда, с похмела, храпел где-то в глубине салона. Мысли вихрем кружились в голове. «Может, плюнуть, забить на всё и оставить как есть; тебе что, больше всех надо что ли? Всё равно ничего не изменить».

«Хочешь, иди на принцип, за идею - вторил мне другой голос, - но потом не скули». Немного поразмыслив, я решил, что лучше синица в руке, чем утка под кроватью, сел в машину, и мы поехали в Прокуратуру района.

Через много лет меня, начальника отдела Центра экстренной медицинской помощи, «дяденьки в мышиных шинелях» в наручниках прямо с работу увезут в УБОП, оттуда - поочередно в СИЗО МВД и ФСБ. Основанием для этого послужат два доноса бывшего старшего сына и пять доносов бывшей жены Моськи. Плюс несколько обысков дома, на съёмной квартире, где я в то время жил со второй женой. «Ври, ври, - скажет мне дотошный читатель, - у нас сейчас не тридцать восьмой год». Знаете, я тоже так думал. Так вот, в этих «организациях» меня допрашивали настоящие мастера своего дела, профессионалы до мозга костей, - Шерлоки Холмсы, Эркюли Пуаро и миссисы Марплы в одном лице. По сравнению с ними, этот ровэдэвский следак был просто пай мальчиком, лилипутом, микроскопной миазмой. Те следователи по особо важным делам своё дело знали туго, и разнообразным приёмчикам их не было предела: они то ласковым котиком мурлыкали, то ослами орали, то как лисичка хвостиком махали. При одном воспоминании об их «задушевных беседах» с психологическими трюками у меня до сих пор мурашки по коже бегают. Но об этом как-нибудь в другой раз.

… С момента посещения Прокуратуры прошло две или три недели. Когда работаешь сутки через двое – жизнь течёт как ручей с горной вершины. После суток столько же отсыпаешься, а двадцать четыре часа перед очередным дежурством мучительно вспоминаешь, как в фильме с Джекки Чаном, - «кто я?» и «где я?». Про таких А. Райкин говорил: «… они идут домой как на работу, а на работу – как домой». Разумеется, такой образ жизни здоровья не прибавлял, скорее, наоборот: периодически у меня сносило крышу и я уходил в запой. Было немного тяжело, поскольку сказывались последствия перенесённого ранее ушиба головного мозга, но я никогда не роптал на судьбу. А тут ещё на последнем дежурстве дали вызов на нашу знаменитую «ликёрку» - ликёро-водочный завод. Будь моя воля, я бы каждые сутки там дежурил, причём бесплатно! Пока ехали, всю дорогу слушали в свой адрес эротические вздохи и выдохи по рации от своих коллег из других бригад, а также ценные предложения и пожелания по дальнейшему укреплению здоровья сотрудников данного предприятия. Замдиректора завода, хроник-сердечник, которого мы в пять минут поставили на ноги, был от меня с фельдшером в диком восторге и в благодарность отвалил каждому по ящику водяры. После смены 25 % aqua vitae (воды жизни) мы бережно передали в «общак» филиала, немножко «закусили» на посошок, а продолжили у фельдшера дома… Разумеется, добрался я домой чисто на автопилоте.

«Утро вечера мудренее» - сказал какой-то философ. Я долго пил холодную воду из-под крана и пытался вспомнить, кто же у них был такой умный. Потом сидел на кухне и пил чашку за чашкой крепкий свежезаваренный чай с лимоном. Постепенно в голове прояснилось и руки перестали дрожать. В дверь позвонили. Открыв, я пересёк тамбур и подошёл ко второй двери с маленьким зарешёченным и застеклённым окошком. В полусумраке подъезда, освещённого тусклой лампочкой, стояла коренастая фигура какого-то бугая, который нарочито писклявым голосом спросил: «Не подскажите, здесь ли проживает доктор М.?» Я сказал, что он ошибся и уже повернулся, чтобы уйти, как в это момент раздался звон битого стекла и заточенный фрагмент арматуры просвистел мимо моего уха и лязгнул о вторую железную дверь. Я инстинктивно пригнулся и уже вприсядку слушал слова утреннего гостя о том, что если я не заберу заяву от прокурорских – мне не жить. Лифт с гонцом уехал. Это же какой силищей надо обладать, чтобы железкой пробить восьмимиллиметровое стекло как лист бумаги? Конкретное предложение, ничего не скажешь! Моя первая жена Моська, узнав о произошедшем, взвыла как её одноимённая тёзка из басни И.А. Крылова, попав слону под раздачу. Быстро собрав вещички, поливая меня матом и пожеланиями быстрее сдохнуть, она умотала к родителям в деревню, как обычно, на всё лето.

Чтобы немного успокоиться после визита незваного гостя, я достал заветную бутылку водки, припрятанную на лоджии, отвинтил пробку и залпом выпил половину прямо из горлышка. Ну и дерьмо! Странно, но дрожь в конечностях не прошла. Что-то надо было делать, но что? Вызывать милицию? Ехать в Волжский РОВД или Прокуратуру? Не смешите мои подковы! Я прекрасно понимал, что это только начало, и они придут опять.

И они пришли.

Говорю пришли, так как их уже было несколько - трое или четверо - я их не считал, просто не открывал, а рассматривал в глазок. В дверь они звонили с завидной настойчивостью и упорством. Знали ведь, суки, что я дома. Пару раз даже ковырялись в замке, но их спугнули соседи. Как говорится в хорошей пословице – «Хороша к обеду ложка, а к инфаркту неотложка». В прошлом я был заядлым опытным охотником и владел тремя неплохими ружьями. Открыв сейф и полюбовавшись своей коллекцией, я почистил и собрал любимую мцэшку (классная пятизарядная пушка МЦ 21-12 для охоты на кабанов и лосей), затолкал в цевьё 4 патрона с жаканами и прислонил её к стене в прихожей.

Наконец, наступила развязка…

Спасибо всем.

(Продолжение следует).

https://www.doktornarabote.ru/publication/single/iz-zhizni-vracha-skoroi-pomoshchi-4-1-106849


Категория: Медицина | Просмотров: 55 | Добавил: Bogdan | Теги: медицинские байки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar