История пития на Руси - 16 Января 2012 - Сайт доктора Богданова
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Вторник, 28.03.2017
Главная » 2012 » Январь » 16 » История пития на Руси
22:30
История пития на Руси

Трезвая Русь

Исследования раннего периода христианской Руси показали, что в те времена трезвость являлась национальной чертой нашего народа, которая передавалась из поколения в поколение через систему семейного и христианского воспитания совместно с другими морально-нравственными ценностями. Н. М. Карамзин указывает, что древнерусские князья отличались трезвостью. Среди них был Святослав Киевский, который имел «ум необыкновенный, целомудрие, трезвость».

В первом, и единственном до настоящего времени, обстоятельном исследовании И. Прыжова [2] по истории питейного дела и пьянства на Украине, в России и Беларуси с конца I тысячелетия н. э. и до середины 1860-х годов включительно содержатся исчерпывающие сводки сведений по изучению пьянства на Руси.

В своей работе И. Г. Прыжов сообщает, что «...пьянства в домосковской Руси не было, не было его как порока, разъедающего народный организм». Не было потому, что, во-первых, русичи употребляли лишь слабоградусные «напитки»: брагу, мёд, пиво, квас (крепость 1-6%), опьянение от которых несильно и действует сравнительно непродолжительное время. С X века на Руси было известно и привозное из Византии вино, но в силу дороговизны оно было доступно главным образом городской знати и богатым людям, которые, тем не менее, как и простой люд, употребляли большей частью местные «пития». Известно, что вина по крепости не превосходят 11%, а до XII века вино на Руси «употребляли только разбавленное водой, так же, как его пили в Греции и Византии» (греки разбавляли вино водой в соотношении 1:3 или 2:5) [5].

Во-вторых, употребляемые алкогольные изделия были, как правило, домашнего производства (т. е. пил только тот, кто изготовлял) и напиваться допьяна не было принято: «человеку, вышедшему из дикого состояния немыслимо, чтоб он у себя дома или в питейном доме упивался пьяным питьем и чтоб, напиваясь по одиночке, упивались все...» [2].

Выводы И. Прыжова подтверждаются свидетельствами стороннего наблюдателя — австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в Москве в 1517 и 1526 годах, в «Записках о Московии» [7]. В главе «Праздники» С. Герберштейн пишет: «Именитые, либо богатые мужи чтут праздничные дни тем, что по окончании богослужения устрояют пиршества и пьянства и облекаются в более нарядные одеяния, а простой народ, слуги и рабы по большей части работают, говоря, что праздничать и воздерживаться от работы — дело господское. Граждане и ремесленники присутствуют на богослужении, по окончании которого возвращаются к работе, считая, что заняться работой более богоугодно, чем растрачивать достаток и время на питьё, игру и тому подобные дела. Человеку простого звания воспрещены напитки: пиво и мёд, но всё же им позволено пить в некоторые особо торжественные дни, как например, Рождество Господне, Масленица, праздник Пасхи, Пятидесятница и некоторые другие, в которые они воздерживаются от работы...».

И. Г. Прыжов в своём историческом труде отмечал, что искусственный (т. е. получаемый путём перегонки) крепкий алкоголь (аль-кеголь — дух вина) был впервые открыт арабским медиком и химиком ар-Рази (Разесом), родившимся в 860 году. В XIII веке водка появляется в Европе и до XVI века употребляется как лекарство или эссенция и продается по аптекам. В качестве алкогольного «напитка» это зелье (зелено вино) становится известно на Руси только в XVI веке [5].

Русским людям заниматься продажей спиртного было несвойственно. Запрет на данный вид деятельности исходил, в первую очередь, от Церкви, которая заботилась о бессмертии душ своей паствы, о благочестивой, высоконравственной жизни народа. Поэтому занятие виноторговлей было для православного человека самым последним, позорным делом [3].

Развитие пития в Российской империи

В Российской империи душевое потребление алкоголя во все века было самым низким из всех промышленных развитых стран. Уровень потребления колебался волнообразно, но оставался всегда самым низким в мире. Но, в связи с тем, что употреблялись более крепкие «напитки», пьяных на улице можно было встретить больше, чем, скажем, во Франции или Италии, где душевое потребление было намного выше: так как там употребляли вина низкой крепости, пьяные на улицах встречались реже и алкогольных смертей было меньше, чем у нас.

Положение в питейном деле на Руси резко изменилось после возвращения Ивана IV из Казанского похода и учреждения им в 1552 году «царева кабака» в Москве для своих опричников. Этот кабак (название пришло на Русь из Казани, где кабаками назывались постоялые дворы, в которых продавались еда и питьё), как сообщает И. Прыжов, «полюбился царю, и из Москвы начали предписывать наместникам областей прекращать везде свободную торговлю питьями, т. е. корчму, корчемство, и разводить царевы кабаки» [2]. Одновременно выходили запреты для простого народа — посадских людей и крестьян — на домашнее изготовление хмельных «питей». Кабаки коренным образом отличались от питейных заведений прежнего типа — корчем. Если в корчме можно было есть и пить — это было своеобразное место общения и досуга, то кабак стал чисто питейным заведением. Здесь можно было только пить, закуски не подавались.

В отличии от доходов корчем, которые складывались естественным образом, на каждый кабак органами государственного управления был положен определённый размер выручки — оклад, который должен был собираться при любых условиях и обязательно «с прибылью против прежних лет». При недоборах, указывает И. Прыжов, «казна не принимала никаких оправданий, ни того, что народ пить не хочет, ни того, что пить ему не на что, — и настоятельно требовала недодобранной суммы». В случае недобора заведовавших кабаками — кабацких голов и целовальников, а чаще обязанных их избирать посадских людей и крестьян ждал правёж, т. е. публичная порка и долговая тюрьма.

Т. И. Авдонина отмечает [4], что с момента появления водки в Российской империи начинается нравственное разложение народа, поэтому трезвый образ жизни становится для людей ценностной категорией, а трезвость выделяется в значимое для человека качество, за которое начинается борьба как со стороны простого народа, так и Церкви.

Поскольку продажа «государевой водки» стала средством получения больших дополнительных доходов для государства, а также — для крупных феодалов — винокуров и откупщиков, покупавших у казны право продажи спиртного в отдалённых местностях, то у населения, по сути дела, не оставалось выбора: либо пить в казённых кабаках, отдавая за хмельное пойло звонкую монету, либо не пить, но подвергаться постоянным издевательствам и экзекуциям со стороны государственных органов власти до тех пор, пока не будет «выбита» нужная сумма денег.

Среди преемников Ивана Грозного в развитии кабацкого дела И. Прыжов особо выделил Петра I. «Петр, воротившийся в августе 1698 года из путешествия, вешал на виселицах крамольную Москву и приступал к своей реформации. Средством к его реформаторским затеям по-прежнему служили кабаки, и Пётр шёл в этом случае по пути своих предшественников: Пётр принялся облагать питьё и еду народа» [2, с. 123]. О насильственном насаждении Петром I дикого пьянства в высших слоях русского общества, в том числе среди женщин, можно прочесть у В. О. Ключевского [10].

В 1648 году вспыхнул «кабацкий бунт», в котором участвовало более 500 человек, 200 из которых принадлежали к православному духовенству. Бунт был подавлен и, несмотря на народные протесты, в 1652 г. введена винная монополия [5]. Так спаивание населения из разряда узко собственнического интереса перешло в разряд государственного регулирования. Разрешение иноземцам на продажу спиртного выдавалось в знак награды или за большие деньги, после чего они пользовались широкими полномочиями и льготами по торговле табаком и спиртным. При этой торговле они получали баснословную прибыль: более 100%.

Один из исследователей истории водки в России пишет: «Правитель, желавший упрочить свое положение в государстве, обычно отменял монополию на водку» (В. В. Похлёбкин, [5], с. 214). С давних времен пьянство является своеобразной уздой для народа, поэтому вполне оправдано, что винным промыслом занимались лица, на которых правящий режим мог бы положиться и, в случае опасности, доверить свою жизнь [6].

В. В. Похлёбкин также отмечает, что примерно спустя столетие после появления водки, в середине XVII века, «произошло обнищание и разорение народных масс». Сербский священник Ю. Крижанич, посетив Россию во второй половине XVII века, писал: «Нигде на свете, кроме одной русской державы, не видно такого гнусного пьянства: по улицам в грязи валяются мужчины и женщины. Миряне и духовные, и многие от пьянства умирают».

В 1859 году погромы питейных заведений прошли уже в 32-х губерниях. Жители городов и сёл на сходах принимали зарок: «ни чарки». И требовали прекращения питейной торговли. Откупщики снижали цены и даже выставяли дармовую водку, но бунт продолжался. Правительство было вынуждено послать против восставших войска и полицию и даже попросить церковь. временно не обличать пьянство...

Сухой закон 1914-1925

В 1914 году, в преддверии (точнее, уже в начале) войны, был издан царский указ о запрещении производства и продаже всех видов алкогольной продукции на всей территории России. Это решение ознаменовало начало единственного, пожалуй, трезвого периода нашей новейшей истории, который стал возможен благодаря принятию сухого закона.

В. И. Ленин также призывал к беспощадному пресечению всех проявлений пьянства, учитывая, что оно несовместимо со светлыми идеалами революции и прогрессом, теми высокими задачами, которые стоят перед рабочим классом, перед трудящимися всей нашей страны. Ему принадлежат слова: «Я думаю, что в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперёд к коммунизму» [9]. И в программе большевиков, принятой на VIII съезде партии в 1919 году, задача борьбы с алкоголизмом была поставлена наравне с борьбой против таких социально опасных болезней как туберкулёз и венерические заболевания.

Под влиянием российской запретительной системы и тяжёлых последствий империалистической войны резко усилилось тяготение народов многих стран к трезвости. В ответ на это международная сивушная реакция начала создавать свои организации для пресечения трезвеннических устремлений. Например, в 1921 г. в Лозанне была основана «Международная Лига против запрета». В неё вошли представители многих стран, она пользовалась поддержкой части крупных миллиардеров. На счету этой реакционной организации много черных антинародных сивушных побед: она в 1922 г. внесла значительный вклад в провал запрета в Швеции, сорвала обсуждение алкогольной проблемы в Лиге Наций, приложила свои усилия к подрыву сухого закона в США. Существовали и национальные сивушные организации. Так в Швейцарии в 1921 г. был создан «Центральный Секретариат, предназначенный для борьбы с излишками воздержания», задавшийся целью «препятствовать преувеличенному и ошибочному влиянию фанатиков воздержания, пробуждая в массах интерес к алкоголю».

К международной сивушной организации примкнули правительства некоторых стран: в 1922 г. под нажимом Испании в Исландии отменили запрет алкогольных изделий; в 1927 г. под угрозами правителей Испании, Португалии и Франции пала запретительная система в Норвегии; в 1919 г. Франция выразила протест в связи с принятием в США сухого закона.

Алкоголь в СССР

Как во время действия, так и несколько десятилетий после отмены сухого законаалкоголь очень редко встречался в советской стране (по сравнению с сегодняшним днём можно считать, что его почти не было). Благодаря большой разъяснительной работе и массовому трезвенному движению в 1928 году, когда интеллигенция говорила правду об алкоголе и призывала к трезвому образу жизни, когда каждого пьющего считали (и нужно признать, справедливо считали!) вредителем производства и врагом социализма, пьянство вновь резко пошло на убыль, и потребление алкоголя в течение тридцати лет было в 2-3 раза ниже, чем в 1913 году, то есть до введения сухого закона.

В 1928 г. создаётся «Всесоюзное общество по борьбе с алкоголизмом». В состав организационного комитета входили Н. А. Семашко, В. А. Обух, А. Н. Бах, С. М. Будённый, Н. И. Подвойский, Д. Бедный, В. Иванов и другие.

Благодаря здравому отношению со стороны интеллигенции и большинства партийных и советских работников, распространение пьянства шло очень медленно. Достаточно сказать, что в 1928-1932 гг. душевое потребление у нас составляло 1,04 л. В 1935-1937 гг. оно возросло до 2,8 л, в 1940 г. снизилось до 1,9 л, в военные и первые послевоенные годы продолжало снижаться. В 1948-1950 гг. мы имели такие данные: Франция — 21,5 л, Испания — 10,0, Италия — 9,2, Англия — 6,0, США — 5,1, СССР — 1,85.

После 1950 года начался заметный рост производства и потребления алкогольных «напитков» во всём мире. И душевое потребление, как по команде из-за рубежа, у нас стало катастрофически резко нарастать и уже в шестидесятых годах вышло на одно из первых мест в мире.

На основании данных выборочных исследований по 15 экономически развитым странам установлено, что ежегодный уровень хронического алкоголизма увеличился с 0,3 в 1900-1929 гг. и 3,3 в 1930-1940 гг. до 12,3 в 1955-1975 гг., т. е. вырос в 40 раз; если в конце XIX — начале XX века на 10 больных алкоголизмом приходилась одна женщина-алкоголичка, то за 75 лет это соотношение достигло 6 : 1.

Особенно быстрый рост потребления алкоголя в СССР происходил за последние 20-30 лет существования страны, что привело к самым неблагоприятным последствиям. Очень тяжкими является людские потери. Если бы в СССР сохранился уровень рождаемости 1960 г., страна за эти 20 лет имела бы дополнительно 30-35 миллионов населения! К прямым людским потерям надо отнести ещё и целую армию «живых трупов» — пьющих.

Согласно данным, опубликованным в справочниках Статистического управления «СССР в цифрах», население страны с 1965 по 1981 г. увеличилась с 232,2 до 266,6 млн. человек, то есть на 13%. Производство же спиртного за это время возросло на 500%. Если сравнивать производство хлеба и муки с производством алкоголя — ситуация аналогичная: с 1940 по 1980 г. хлеба и муки стали выпускать больше на 200%, а алкоголя — на 690%.

И самое страшное то, что всё это выпивалось!

Указ 1985 года о борьбе с пьянством и алкоголизмом

Указ Правительства 1985 г. о борьбе с пьянством и алкоголизмом подвергся безжалостной критике со стороны алкогольной мафии. По поводу этого закона ни радио, ни телевидение не предоставило слово людям, живущим трезво. Более того, они косвенно и скрыто делали все, чтобы скомпрометировать Указ.

За 1986-87 годы, то есть, относительно более трезвое время, рождалось в год по 5,5 миллионов новорожденных, что на 500 тысяч в год больше, чем за предыдущие 20-30 лет. Умирало ежегодно на 200-300 тысяч меньше. Продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года. Прогулы снизились на 30-40%. Повысилась производительность труда. В сберкассы денег поступило на 46 миллиардов больше, чем обычно, на многие миллиарды увеличились поступления в бюджет от продажи неалкогольных продуктов и других товаров.

Эффект от этого Указа оказался настолько благотворным для народа, что алкогольная и вся торговая мафия забеспокоилась. Продажные борзописцы и средства массовой информации стали вопить, что народ чуть ли не готов восстать, требуя увеличения продажи водки. Между тем, весь народ впервые за многие десятилетия почувствовал дуновение свежего трезвого ветра. И если бы не происки этой мафии, мы, возможно, смогли бы наладить здоровую, трезвую жизнь.

Алкоголь сегодня

Важно понимать, что в настоящее время алкоголь является ведущим наркотиком. Его применение для целей отравления населения надёжно легализовано. Более того, это закреплено во множестве традиций, ритуалов, песен, других «произведений искусства» и т. д.

Особенно распространено в последние годы во всём мире употребление спиртных изделий среди молодёжи. По данным ВОЗ, во Франции алкоголики составляют 10-12% от общей численности населения. Употребление алкоголя и его последствия — проблема не отдельных индивидов, а общества в целом, и острота её возрастает по мере увеличения производства алкогольных изделий.

Крупным фактором, способствующим росту потребления алкоголя, являются низкие цены на спиртные «напитки».

Так, например, в большинстве стран мира бутылка коньяка стоила в 2-3 раза больше, чем скажем мужские ботинки. У нас же, на стоимость мужских ботинок можно было купить — 3-5 бутылок водки. Алкоголь повсюду считается «деликатесом», и чтобы купить его, надо затратить большие деньги. У нас же с начала 90-х годов, стоимость вина стала вообще ничтожной по сравнению с продуктами питания. До реформы бутылка водки стоила 6 р. 80 коп. (на эту сумму можно было купить почти 3 кг сливочного масла). В 1994 г. бутылка водки уже стоила дешевле 1 кг мяса.

Ещё раз подчеркнём, что с давних времён пьянство является своеобразной уздой для народа. В. В. Похлёбкин приводит широко известный афоризм в пользу алкогольной политики, который приписывается Екатерине II: «Пьяным народом легче управлять». Этот тезис использовался (и используется) постоянно рядом государственных деятелей на протяжении многих веков. Вспомним хотя бы Гитлера, который считал, что славянам нужны только водка и табак, и никакого лечения.

Отметим, что алкогольная торговля как в России, так и в Украине сейчас полностью контролируется зарубежным капиталом. В этом можно убедиться на примере пива, сырьё для которого является почти полностью импортным. Выпуск пива контролируется странами Скандинавии, Бельгией, Данией, Турцией, США, Исландией, Южной Африкой, Германией [12]. А украинские телеканалы дают мощную рекламу алкоголя, особенно в вечернее время. Поэтому не мешало бы всерьёз задуматься о смысле и значении современной алкогольной пропаганды.

Источники информации:

1. Аникин С. С. Трезвость — национальная черта русского народа // Газета «Соратник», №104

2. Прыжов И. Г. История кабаков в России в связи с историей русского народа, 2-ое издание, Казань, б.г.1914.

3. Рябушинский В. П. Старообрядство и русское религиозное чувство. Русский хозяин. Статьи об иконе. — М. — Иерусалим: «Мосты», 1994.

4. Авдонина Т. И. Формирование трезвого образа жизни учащихся ПТУ средствами культурно-просветительской работы // Диссерт. канд. п. н. — Челябинск, 1991.

5. Похлёбкин В. В. История водки, М: Интер — Версо, 1991. — 288 с.

6. Пыпин А. Н. Россия и Европа /А.Н. Пыпин. Метаморфозы Европы. — М.: Наука, 1993. — С.74-126..

7. Герберштейн С. Записки о Московии. М.: 1988 г. с.103.

8. Жиров Н. П., Петрова Ф.Н., 1998.

9. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 326.

10. Ключевский В. О. Сочинения в 9-ти томах, — том 8, с. 35-37.

11. Углов Ф. Г. Самоубийцы.

12. Газета «Соратник» №8, 2005.

Читайте также:

Материалы семинара, проведённого обществами борьбы за трезвость в 1987 году «Народная борьба за трезвость в русской истории».

Введенский И. Н. «Опыт принудительной трезвости».

Углов Ф. Г. «Ломехузы».

http://www.rspp.su/articles/07.2011/drink_histoty.html

Категория: Медицина | Просмотров: 699 | Добавил: Bogdan | Теги: алкоголь, россия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar