Интервью министра здравоохранения агентству ТАСС - 23 Сентября 2016 - Сайт доктора Богданова
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 10.12.2016
Главная » 2016 » Сентябрь » 23 » Интервью министра здравоохранения агентству ТАСС
05:27
Интервью министра здравоохранения агентству ТАСС

Вероника Скворцова  — о доступности «скорой помощи», санитарной авиации и оснащении дальневосточных больниц.

— Вероника Игоревна, как вам форум во Владивостоке?

— В целом очень хорошо отработали, много полезного было.

— Погода только подкачала. И теперь складывается серьезная ситуация с подтоплениями из-за тайфуна «Лайонрок». Что делают медики?

— Все медицинские организации Приморского края, находящиеся в районе паводка, работают в усиленном режиме. Во всех учреждениях имеется достаточный запас необходимых лекарственных препаратов, медицинских изделий, дезинфицирующих средств. Жителям пострадавших от подтопления районов Приморья оказывается вся необходимая медицинская помощь.

Основное направление работы медиков в районах, пострадавших от тайфуна, — профилактика инфекционных заболеваний, активное выявление рисков здоровья и недопущение осложнения хронических заболеваний. Нами в Приморье направлены уже два спецборта с вакцинами. Сформированы специальные бригады, которые к настоящему моменту провакцинировали уже более 35 тыс. человек, из них почти 4,5 тыс. детей.

Наши медики проводят подворовые профилактические обходы. В ходе таких обходов более 5 тыс. человек были осмотрены врачами.

Для помощи региональным коллегам мы направили в регион мобильный госпиталь ФМБА России. Врачи госпиталя уже осмотрели более 2,5 тыс. человек, из них почти 600 детей.

Иными словами, сейчас все, что необходимо, чтобы сохранить здоровье пострадавших в результате разгула стихии, сделано и делается. Опыт работы по оказанию помощи при паводке у нас есть, в том числе на Дальнем Востоке.

— Недавно вы заявляли о том, что в России будут построены 34 вертолетные площадки. На Дальнем Востоке очень много труднодоступных для скорой помощи мест. Планируется ли на Дальнем Востоке увеличить присутствие санитарной авиации?

— Все девять регионов Дальнего Востока попали в 34 субъекта РФ, которые должны участвовать в приоритетном проекте по развитию санитарной авиации. Проект предусматривает строительство вертолетных площадок при краевых, областных больницах, а также при межмуниципальных учреждениях второго уровня, которые оказывают экстренную помощь при острых сосудистых нарушениях, при травмах. Вместе с региональными министрами мы четко распланировали привязку таких площадок к конкретным учреждениям с учетом маршрутизации пациентов.

Кроме того, мы планируем предусмотреть предоставление регионам субсидий на оплату авиационно-технических услуг. Дело в том, что оплату труда медицинских сотрудников мы с 2015 года осуществляем за счет Фонда обязательного медицинского страхования, а вот техническую сторону перелета оплачивают сами регионы. Но именно технические условия чрезвычайно дороги. В среднем стоимость одного вылета составляет 150–180 тыс. руб. Поэтому для того, чтобы нарастить объемы по потребностям, конечно, хотелось бы оказать помощь регионам, для жителей которых санавиация наиболее значима. Это не исключает их собственного участия, просто дает дополнительную возможность, стимул.

— Когда вы планируете начать этот проект?

— Многое сделано уже сейчас. Но в полной мере проект начнет реализовываться в 2017 году.

— То есть уже с 2017 года вы планируете начать использовать на Дальнем Востоке санитарную авиацию?

— Она и сейчас используется. Сейчас в год на Дальнем Востоке осуществляется 5,6 тыс. вылетов, но это составляет примерно 40–45% от потребности. Важно нарастить эти объемы, чтобы покрыть реальные нужды населения.

 Как в целом вы оцениваете ситуацию со здравоохранением здесь?

— Регионы Дальневосточного округа неравномерны в развитии. У нас есть отстающие регионы в этом округе, есть и те, которые развиваются очень активно. Из девяти регионов — четыре-пять передовых для страны и два таких, скажем, отстающих. Очень активно, например, развиваются Хабаровский край, Камчатка, Республика Саха (Якутия), Приморский край.

Главное достижение, конечно, — это демографические результаты. За семь месяцев текущего года снизилась смертность по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, с 13 до 12,5 случая на тысячу населения.

Второй момент — резко снизилась младенческая смертность. Если в 2014 году было девять смертей на тысячу родившихся живыми, в 2015 году — 7,5, то по результатам семи месяцев этого года — 6,4. Тут мы еще чуть-чуть выше общероссийского показателя, но вы видите, что удалось сделать.

Смертность снижается при всех группах заболеваний: от туберкулеза, от болезней органов дыхания. Кстати, в ДВФО традиционно на первом месте в структуре заболеваемости идут именно заболевания органов дыхания. По всей видимости, это связано с климатом. Поэтому снижение смертности от заболеваний органов дыхания здесь — это очень существенно. Уменьшается смертность и от заболеваний органов пищеварения. И хорошо снижается смертность от внешних причин и от дорожно-транспортных происшествий. Иными словами, последовательное уменьшение идет по всему спектру основных причин смерти.

— А какие регионы ДВФО отстают по показателю смертности?

— Конечно, есть регионы, в которых еще предстоит провести большую работу, чтобы достичь положительной динамики по снижению смертности. Например, в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе. У них большой потенциал для дальнейшего совершенствования организации медицинской помощи. Группы наших ведущих специалистов постоянно работают в этих регионах, в том числе участвуют в организации правильной маршрутизации пациентов непосредственно на местах. Среди командированных специалистов Минздрава России — неонатологи, акушеры-гинекологи, специалисты, занимающиеся острой коронарной патологией, инсультами, в общем, все те, кто сегодня там необходим.

 Что-то вроде стажировок для местных врачей?

— Фактически это стажировка на рабочем месте, когда ведущие эксперты приезжают на неделю и не просто читают лекции и проводят семинары, а именно на месте сами проводят мастер-классы по диагностике, организации и проведению медицинской помощи, обсуждают содержательную часть медицинской помощи. Мы уверены, что и в этих регионах уже в ближайшее время медицина сделает шаг вперед.

— Может быть, и развитие санитарной авиации будет способствовать снижению смертности?

— Безусловно. Для этого санитарная авиация и развивается, чтобы было можно быстро доставлять в стационары больных с экстренной патологией. Это приведет к снижению летальности, то есть частоты смертельных исходов среди заболевших, и в целом повысит качество медицинской помощи.

— А как обстоят дела с оснащением больниц в ДВФО специализированным оборудованием?

— В рамках программы модернизации дальневосточным регионам было выделено 40,5 млрд руб. на ремонты, на оснащение медицинским оборудованием. Из них полтора миллиарда — на информатизацию здравоохранения, внедрение информационных технологий. Поэтому, в принципе, если сравнивать ситуацию сегодняшнюю и пятилетней давности — это рывок в оснащенности и в качестве.

В рамках программы модернизации дальневосточным регионам было выделено 40,5 млрд рублей на ремонты, на оснащение медицинским оборудованием… Если сравнивать ситуацию сегодняшнюю и пятилетней давности – это рывок в оснащенности и в качестве

Но поскольку исходный уровень здравоохранения на Дальнем Востоке был ниже среднероссийского, то, безусловно, все проблемы еще не решены. Мы понимаем, что нам сегодня нужно развивать на всех уровнях системы оказания медицинской помощи, прежде всего на втором — стратегическом, где функционируют межмуниципальные технопарки, ответственные за спасение людей при жизнеугрожающих состояниях. Нам необходимо достроить систему сосудистых центров и травмоцентров, добиться того, чтобы оборудование в них полноценно работало. Это очень важно.

— Неужели не хватает квалифицированного персонала, врачей, которые могут работать на этом оборудовании?

— Врачи есть. Но сама организация медицинской помощи при наличии врачей иногда не соответствует тому, что прописано в порядках оказания медицинской помощи — «золотом организационном стандарте». Причины тому разные. Поэтому мы уделяем особое внимание подготовке и переподготовке врачей. Кроме традиционного обучения применяем и такие способы, как, например, обмен командами между регионами, выезды на места главных специалистов федерального Минздрава, округов и регионов.

— Это позволяет повышать и уровень помощи, внедрять высокие технологии?

— Конечно. Развитие высокотехнологичной медицинской помощи — одна из наших главных задач. Если говорить, например, о системе перинатальной помощи на Дальнем Востоке, то за последние годы было построено четыре перинатальных центра, сейчас строятся еще два в Республике Соха (Якутия) и на Сахалине. Они будут сданы соответственно в конце 2016 — начале 2017 года. И это позволит существенным образом улучшить помощь матери и ребенку.

Кроме того, мы активно выстраиваем систему помощи онкологическим больным. В наших планах строительство онкологических комплексов в Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края. Мы хотим построить современный онкологический центр в Республике Саха (Якутия), достроить и дооснастить онкологический диспансер в Приморском крае. Отдельно сейчас обсуждается вопрос развития радиоонкологии — мы планируем открыть на Дальнем Востоке современный центр ядерной медицины.

— Уже определились с местом, где может появиться этот современный центр?

— Есть два региона, которые претендуют на создание такого центра. Это Хабаровский край и Приморский край. Если говорить о Приморском крае, то «Роснано» и «Росатом» с российской стороны и японские коллеги с другой планируют совместный проект по строительству центра на острове Русский рядом с медицинским центром Дальневосточного федерального университета. От момента утверждения проектно-сметной документации потребуется примерно два года до сдачи объекта под ключ. Когда это мероприятие будет реализовано, у нас на Дальнем Востоке появится самая современная протонная терапия, самая современная позитронно-эмиссионная томографическая диагностика, кроме того, дополнительные «активные» койки радионуклидной терапии и мощный циклотрон, который позволит производить радиофармпрепараты в Приморском крае. Пока они завозятся сюда из Хабаровска.

— А стоимость этого проекта какая?

— Аналогичный проект в Санкт-Петербурге стоил около 8 млрд руб. Он тоже создан на принципах государственно-частного партнерства, как и проект в Приморском крае. Вообще в большинстве стран ядерная медицина, как очень затратная и ресурсоемкая область, реализуется совместно государством и бизнес-структурами. Это нормальная практика.

— Если центр частный, получается, все медицинские услуги для населения будут платными?

— Как раз наоборот. Помощь будут оказывать в рамках государственных гарантий по программе ОМС — так, как это сейчас организовано и при других видах высокотехнологичной медицины. Бесплатно для пациента. То есть форма собственности центра будет частная, но при этом для больных услуги будут бесплатными. Мы предусмотрели экономически привлекательные тарифы ОМС на позитронно-эмиссионную томографию и для лечения на «активной» радионуклидной койке. Кстати сказать, сегодня у нас чуть меньше 30% медорганизаций, участвующих в реализации программы госгарантий, частные.

— А как обстоят дела со смертностью в стране в целом? Есть ли новые данные?

— За семь месяцев 2016 года произошло снижение смертности на 3,7% в целом по стране — с 13,5 за семь месяцев прошлого года до 13 за аналогичный период в этом году. Мы достигли исторического минимума по младенческой смертности — шесть случаев на тысячу родившихся живыми, а в большом количестве регионов младенческая смертность еще ниже — на уровне лучших мировых показателей. В целом в стране смертность снизилась от всех заболеваний.

— И даже онкологических?

— Да, на 1,5%. Мы отмечаем снижение смертности по туберкулезу — около 18%, по сосудистой патологии — на 6,5%, по ДТП — на 12%. Сократилась смертность от заболеваний органов дыхания и пищеварения. Мы, конечно, не торопимся делать выводы. Для нас эти цифры — основа для дальнейшего совершенствования системы, ее более точной настройки на реальные потребности населения.

— А это правда, что у нас в стране эпидемия ВИЧ или ситуация, близкая к этому?

— Нет, неправда. В России сейчас живут около 850 тыс. человек, инфицированных ВИЧ. К сожалению, с момента первого случая ВИЧ у нас в стране от этой инфекции умерло около 200 тыс. человек. Поэтому, если считать с первого случая, у нас действительно за прошедшие годы заболело более миллиона человек. Но это не дает оснований говорить об эпидемии.

Ситуация в стране по ВИЧ-инфекции очень неравномерная. У нас до сих пор чаще всего ВИЧ-инфекция передается через кровь. Как правило, у инъекционных наркоманов. Поэтому мы часто по всплеску заболеваемости ВИЧ-инфекцией видим первыми траекторию распространения наркотиков в стране. Те регионы, через которые проходит наркотрафик, дают высокую концентрацию больных, и с этими регионами мы отдельно усиленно работаем.

Но, хотя неправильно говорить об эпидемии ВИЧ в настоящее время, существует реальная угроза распространения инфекции среди россиян. Поэтому мы подняли вопрос о необходимости создания государственной стратегии по борьбе с ВИЧ-инфекцией. В октябре 2015 года председатель правительства РФ Д.А. Медведев провел правительственную комиссию, посвященную ВИЧ, на которой были приняты исторические решения, изменившие подходы к профилактике и лечению ВИЧ, включая перенос методологии комплекса профилактических мер с регионального на федеральный централизованный уровень, более активное подключение НКО, чтобы они помогли обеспечить контакты с социально «сложными» группами населения, которые закрыты для прямого общения с государственными структурами: группами наркоманов и лиц, ведущих беспорядочный и опасный образ жизни, в том числе сексуальной. И еще одно важнейшее решение, которое было принято, — это увеличение охвата современной  антиретровирусной терапией ВИЧ-инфицированных в соответствии с требованиями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Организации Объединенных Наций.

Государственная стратегия уже разработана и согласована со всеми федеральными ведомствами и аппаратом правительства РФ. Думаю, что в течение ближайших недель она будет подписана.

— Планируется ли ввести тестирование на ВИЧ в программу диспансеризации?     

— Да, планируется. Дело в том, что мы и сейчас бесплатно тестируем на ВИЧ более 30 млн граждан России. Это достаточно много, если сравнивать с прошлыми годами. Но, по требованиям ВОЗ, нужно нарастить это количество примерно до 50 млн человек. Поэтому, внеся в план диспансеризации бесплатное исследование на ВИЧ, мы как раз добавим те 20 млн, которых недостает до 50.

Мы изыскали возможности для такой работы с 2017 года за счет внутреннего перераспределения ресурсов. Те исследования в рамках диспансеризациии, которые фактически являются скорее привычными, чем эффективными в плане скрининга здоровья, мы вывели из алгоритма диспансеризации.

— Летом в СМИ появлялись сообщения о том, что в регионах якобы был секвестирован бюджет на закупку лекарств для лечения ВИЧ-инфекции, что часть средств, которая должна была быть направлена на эти цели из федерального бюджета, была заморожена. Могли бы вы прокомментировать?

— В этом году все ресурсы, которые были запланированы на ВИЧ-инфекцию, были направлены. Они были «разморожены» решениями президента и председателя правительства и направлены в регионы.

— В рамках Восточного экономического форума у вас состоялось несколько встреч с коллегами из Кореи. О чем вы договорились?

— У нас очень продуктивно прошли переговоры. Вчера мы подписали меморандум о взаимопонимании по развитию информационных технологий в медицине и здравоохранении, в том числе на Дальнем Востоке. И это не единственное направление нашей совместной работы. Мы договорились вместе развивать ядерную медицину, медицинскую реабилитацию и санаторно-курортное дело, с учетом наличия и в России, и в Корее очень интересных новых реабилитационных технологий. Важное направление — это прямые контакты между нашими медицинскими школами и медицинскими университетами: обменные программы для преподавателей и взаимные стажировки молодых специалистов. Мы также обсуждали строительство ряда медицинских объектов. Так, например, нашими региональными коллегами был подписан договор по строительству многопрофильной больницы на Камчатке. Корейцы построят в России больницу по современным технологиям, где будут работать российские врачи.

Еще одно очень важное направление нашей работы — обеспечение безопасности и хорошего санитарно-эпидемиологического климата в российском дальневосточном регионе и в Корее. Оно касается быстрого информирования друг друга о наличии инфекционных вспышек, обмена при необходимости штаммами вирусов и бактерий, в том числе для того, чтобы мы могли проводить совместные научные проекты по выработке средств защиты от инфекционных заболеваний. В общем, планы у нас очень серьезные.

http://vrachirf.ru/concilium/25648.html


Категория: Новости | Просмотров: 132 | Добавил: Bogdan | Теги: В. Скворцова, Интервью | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar