Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Четверг, 23.11.2017
Главная » 2013 » Январь » 4 » Глупость часто удаётся излечить каким-нибудь не менее глупым средством
20:33
Глупость часто удаётся излечить каким-нибудь не менее глупым средством

Представьте себе, если можете, идеальный мир, в котором взрослые люди никогда не говорят глупостей и не поступают безрассудно, где маленькие мальчики никогда не шалят и дети не делают неловких замечаний; где собаки никогда не дерутся и кошки не задают ночных концертов; где муж никогда не бывает под башмаком у жены и свекровь не ворчит на невестку; где мужчины никогда не ложатся на постель в ботинках и моряки не ругаются; где водопроводчики исправно выполняют свою работу и старые девы не одеваются как молоденькие девушки; где негры никогда не крадут кур, а человек полный чувства собственного достоинства, не страдает морской болезнью! Без всего этого – что останется от вашего юмора и острот?..

Джером К. Джером.

 

Фигаро.  По чести, сударь, люди вольны выбирать только между глупостью и безумством, вот почему там, где я не усматриваю для себя никакой выгоды, я хочу получить, по крайней мере, удовольствие, и да здравствует веселье!

П. Бомарше.

 

Тот, кто следует разуму, - доит быка,
Умник будет в убытке наверняка!
В наше время доходней валять дурака,
Ибо разум сегодня в цене чеснока.

О. Хаям.

 

…Я тороплюсь смеяться, потому что боюсь, как бы не пришлось заплакать.

П. Бомарше.

 

Учитель утверждал, что серьёзно, академически, проникновенным голосом или приводя библиографию, можно говорить лишь о способах обкуривания трубок, о различных манерах плеваться, со свистом или без свиста, о построении ног неповторимого Чаплина. Во всех других случаях он предпочитал молитве усмешку, многотомному исследованию весёлый фельетон. «когда весь сад давно обследован, - говорил он, - тщетно ходить по дорожкам с глубокомысленным видом и ботаническим атласом. Только резвясь, прыгая без толку по клумбам, думая о недополученном поцелуе или о сливочном креме, можно случайно наткнуться на ещё неизвестный цветок»

И. Эренбург.

 

Гейне опустил бы руки, если бы ему предложили сказать что-нибудь смешное и вместе с тем общественно полезное по поводу неправильной тарификации грузов малой скорости, Марк Твен убежал бы от такой темы. Но Изнурёнков оставался на своём посту.

И. Ильф и Е. Петров.

 

Нет, вы трудней работы не найдёте,
Чем состоять шутом при идиоте!..

Л. Филатов.

 

Они выкидывали весёлые шутки, достойные английского остроумия первой четверти девятнадцатого века, вызывая всеобщий восторг; порой чьё-нибудь крылатое словцо облетало из конца в конец всё шествие, и путь его можно было проследить по взрывам хохота, раздававшимся то там то сям, а также по стыдливому румянцу, вспыхивавшему на мордах мулов.

М. Твен.

 

В каком театре – ткните для примера! -
Смеются над пиесами Мольера?..
В какой избе-читальне на земле
Хохочут над романами Рабле?..
Зато, какой бы хохот грянул в зале,
Когда б мы голый зад вам показали?..

Л. Филатов.

 

…в настоящий момент у меня нет ни малейшего желания смеяться. Я ещё не рассказал вам, что у меня сегодня ночью украли чемодан и все деньги?

Мистер Минвеген рассмеялся от всего сердца.

- Вы счастливчик! У меня вот уже десять месяцев абсолютно нечего красть.

М. Ларни.

 

- Вот было бы смеху, - говорил Щащико, как абрек несколько раздвигая границы юмора, - если б я, убив нашего Сандро, подложил его труп рядом со спящим братом…

Дядя Сандро смеялся вместе со всеми, хотя, честно говоря, ему эта картина не казалась такой уж смешной.

Ф. Искандер.

 

- Ха-ха! – злобно засмеялся старичок. – А вы заметили этого кретиновидного супруга хозяйки, сидевшего в углу?..

- Как же! – Усмехнулся Андромахский. – Он сказал ряд очень циничных афоризмов: что в газетах нет ничего интересного, что женщины и мужчины бывают плохие и хорошие, и что если пить напитков много, то это скверно, а мало – ничего…

А. Аверченко.

 

Широкий горизонт моря был пустынен,  небо над ним безоблачно, и я чувствовал себя на краю земли, созерцающим пространство – эту чарующую душу загадку… Пугливое чувство близости к чему-то великому наполняло мою душу, и сердце трепетно замирало.

Вдруг Шакро громко расхохотался:

- Ха, ха, ха!.. Какой тебэ глупая рожа! Савсэм как у барана! А, ха, ха, ха!..

М. Горький.

 

Продолжать смеяться легче, чем окончить смех.

К. Прутков.

 

Всё к лучшему, как заметил кротко один молодой аристократ, когда ему дали пенсию за то, что дед жены дяди его матери подал королю трут, чтобы раскурить трубку.

Ч. Диккенс.

 

Если хочешь быть счастливым, будь им.

К. Прутков.

 

Но как раз в тот момент, когда страсти разгорелись и грозили остаться в таком состоянии, мистер Пиквик обрёл могущественную союзницу в лице старой леди, которая, - по-видимому, весьма потрясённая той речью, какую он произнёс в защиту её племянницы, - рискнула высказать мистеру Бенджамину Эллену несколько утешительных мыслей в таком духе: пожалуй, в конце концов хорошо, что не случилось чего-нибудь похуже; чем меньше об этом говорить, тем скорее всё уладится, и, честное слово, она не уверена, так ли уж это плохо; что сделано, того не переделаешь, и если горю ничем не поможешь, значит надо терпеть – и добавила ещё немало таких же оригинальных и ободряющих доводов.

Ч. Диккенс.

 

Я знал человека, всерьёз утверждавшего. Что он будет абсолютно счастлив, если жилконтора заменит ему фановую трубу…

С. Довлатов.

 

…все великие дела начинаются с глупостей.

К. Ванек.

 

Я искал сильных ощущений везде, где только у нас их ни предполагают: искал я их в жирных щах, в убийственных кулебяках, в мертвецком пунше и в летнем саду в девять часов вечера, - нигде не мог на них наткнуться. Они, видно, редко там попадаются, хотя мои товарищи уверяли меня в противном.

О. Сенковский.

 

Дураки мудрецом почитают меня.
Видит бог: я не тот, кем считают меня.
О себе и о мире я знаю не больше
Тех глупцов, что усердно читают меня.

О. Хаям.

 

Ужасно не люблю слова «никогда». Если бы мне сказали, что у меня, например, никогда не будет болеть голова, я б и то, наверное, испугалась.

Тэффи.

 

О аллах, когда ты хочешь сделать кого-то глупым, твоя мудрость становится беспредельной!

Омирбек.

 

Последний штрих – и кончена картина:
Сей Икс имел лицо кретина
И сорок с лишним лет позорил им творца…

С. Чёрный.

 

Дядя Сандро говорящего не видел, но по голосу почувствовал, что тот стоит на солнце и, может, даже без шапки.

Ф. Искандер.

 

- Я круглый идиот…
- Какая проза!..
  А я-то полагал,
  Что ты – Спиноза!..

Л. Филатов.

 

Он проследовал в кабинет и стал внимательно изучать оскорбительное послание. Прочитав, по меньшей мере, в пятидесятый раз: «Ваше высочество! Вы величайший дурак на земле!» - и запомнив это наизусть, он удивлённо воскликнул: «Этот негодяй даже не подписался!»

Я. Гашек.

 

У полковника недоставало половины левого уха, которое ему отсекли в дни его молодости на дуэли, возникшей из-за простой констатации факта, что Фридрих Краус фон Циллергут – большой дурак.

Я. Гашек.

 

- Такой шутник… продолжал Сэм.

- И такой мастер говорить, - сказал мистер Мазль. – Как  мысли-то у него текут!

- Удивительно! – ответил Сэм. – Они так и брызжут и стукаются головами так, что как будто оглушают друг друга. Трудно даже догадаться, куда он клонит!

Ч. Диккенс.

 

- Да ему, бедняге, и придуряться не надо, - заметил Миха.

Дядя Сандро кивнул с тем тёплым выражением согласия, с которым все мы киваем, когда речь идёт об умственной слабости наших знакомых.

Ф. Искандер.

 

Ни мундир, ни титулы, ни чиновничья волокита, ни иностранные языки, ни горы, ни море – ничто не отягощало его сознания. Он был наследником всех эпох, он был Этвудом из Дэйлсбурга, и всякий мог прочесть любую мысль, зародившуюся у него в голове.

О. Генри.

 

Хлестаков.  У меня лёгкость необыкновенная в мыслях.

Н. В. Гоголь

 

- Да, да, вы правы, как всегда. По-вашему, ведь седло дикой козы подаётся к столу вместе со стременами.

И. Ильф и Е. Петров.

 

Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они злы (в идиоте злость и доброта – совершенно безразличные качества). А потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом.

…Издалека может показаться, что это люди хотя и суровых, но крепко сложившихся убеждений.

М. Е. Салтыков-Щедрин.

 

Все мы страдаем от дураков. Если бы вам когда-нибудь предложили на выбор: с кем вы желаете иметь дело – с дураком или мошенником? – смело выбирайте мошенника.

Против мошенника у вас есть собственная сообразительность, ум и такт, есть законы, которые вас защитят, есть ваша хитрость, которую вы можете обратить против его хитрости. В конце концов, это честная, достойная борьба.

Но что может вас защитить против дурака? Никогда в предыдущую минуту вы не знаете, что он выкинет в последующую. Упадёт ли он вам с крыши на голову, бросится ли под ноги, укусит ли вас или заключит в объятия… - кто проникнет в тайны тёмной дурацкой психики.

Мошенник – математика, повинующаяся известным законам, дурак – лотерея, которая никаким законам и системам не повинуется.

А. Аверченко.

 

Почти всякий из нас, читатели, - курица, несущая кому-нибудь золотые яйца, и потому всякий из нас рискует быть зарезанным рукой дурака.

А. Аверченко.

 

Клавдия Ивановна была глупа, и её преклонный возраст не позволял надеяться на то, что она когда-нибудь поумнеет.

И. Ильф и Е. Петров.

 

Что касается ума -
Он светлёхонек весьма:
Слава Богу, отличаем
Незабудку от дерьма!

Л. Филатов.

 

Полковник суммировал свои наблюдения в вопросе, обращенном к полковому писарю:

- Идиот? – И увидел, как открывается широкий, добродушно улыбающийся рот Швейка.

- Так точно, господин полковник, идиот, - ответил за писаря Швейк.

Я. Гашек.

 

Граф.  А ты узнал бы этого мужчину?

Антонио.  Ещё бы!… Ежели б только успел его разглядеть.

П. Бомарше.

 

Вообще «Луна-парк» - это рай для дураков: всё сделано для того, чтобы дураку было весело…

А. Аверченко.

 

 

Подробно записывая ответы, ассистент продолжал:

- Можете ли вы объяснить, почему солнце восходит и заходит?

Швейк даже вздрогнул:

- Я, с вашего позволения, в этом не виноват.

Я. Гашек.

 

… вот что я советую вашей милости: раз вы считаете, что в этом деле необходимо биться лбом и что без этого никак нельзя обойтись, то не довольно ли будет  вашей милости биться головой о воду или о другие предметы помягче, вроде ваты.

М. Сервантес.

 

Скотинин.  …А какова была головушка!… Я хотел бы знать, есть ли на свете учёный лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли ворота?

Д. Фонвизин.

 

- Нет, уж вы его не заставляйте Богу молиться, - вступился Кузя. А то он лоб разобьёт – кто будет чинить церковные плиты? Вы, что ли?

А. Аверченко.

 

Я думаю, что без головы человеку было бы лучше, тогда её нельзя было бы разбить стаканом.

К. Ванек.

 

До чего же глупы бывают умные люди!

П. Бомарше.

 

Скажите-ка, кто более безумен: тот, кто сошёл с ума не по своей вине, или тот, кто безумствует по доброй воле?

М. Сервантес.

 

- Не всем же быть умными. Господин обер-лейтенант, - убеждённо сказал Швейк. – В виде исключения должны быть также и глупые, потому что если бы все были умными, то на свете было бы столько ума, что от этого каждый второй человек стал бы совершеннейшим идиотом.

Я. Гашек.

 

Покажите мне монарха, чей нахмуренный лоб вызывает такой же страх, какой вызывает горящий взгляд сумасшедшего, монарха, чья верёвка и топор так же надёжны, как когти безумца. Хо-хо! Великое дело - быть сумасшедшим!

Ч. Диккенс.

 

…ты сугубый дурак, раз тебя радуют дурости, которые учинили другие, а не ты сам.

Р. Роллан.

 

- Кузя! На шкаф посажу!

- Ты меня можешь засунуть даже в карман… Но тогда у тебя в кармане, как говорил один древний мудрец, будет больше ума, чем в голове!

А. Аверченко.

 

Разве ты не знаешь, что теперь все люди чего-нибудь боятся? Только я начала бояться раньше других – и потому попала в сумасшедший дом.

М. Ларни.

 

Теперь вы понимаете, сударь, в чём было всё дело, - там торчала надпись: «Ходить воспрещается». Поэтому никому – ни нам, ни полицейским, ни цыганам, ни школьника – не пришло в голову искать там хризантемы. Вот какую силу имеет надпись «запрещается»… Может быть, около железнодорожных сторожек растёт голубой первоцвет, или древо познания, или золотой папоротник, но их никто никогда не найдёт, потому что ходить по путям строго воспрещается, и баста. Только Клара туда попала – она была юродивая, и читать не умела.

К. Чапек.

 

Джек.  Я сыт по горло остроумием. Теперь все остроумны. Шага нельзя ступить, чтобы не встретить умного человека. Это становится поистине общественным бедствием. Чего бы я не дал за несколько настоящих дураков. Но их нет.

Алжернон.  Они есть. Сколько угодно.

Джек.  Хотел бы повстречаться с ними. О чём они говорят?

Алжернон.  Дураки? Само собой, об умных людях.

Джек.  Какие дураки.

О. Уайльд.

 

Судебные врачи освидетельствовали её и в заключении написали, что она хоть и слабоумная, но может занимать любую государственную должность.

Я. Гашек.

 

Хорошее утешение! Когда ты несчастен, доказывать тебе всячески, что ты к тому же ещё дурак!

Р. Роллан.

 

…Вчера мой адвокат сказал, что если уж меня один раз признали слабоумным, то это пригодится на всю жизнь.

Я. Гашек.

 

Наш милый Чегемчик тоже не вполне избежал безумий этого мира. Да, конечно, чегемцы гениального Камуга считали сумасшедшим, но зато к чести чегемцев надо отнести то, что они за всю свою историю ни одного сумасшедшего не объявили гениальным.

Ф. Искандер.

 

А мне нравится лондонское общество. По-моему, за последнее время оно изменилось к лучшему. И теперь почти сплошь состоит из красивых идиотов и остроумных сумасбродов. Как раз то, чем и должно быть общество.

О. Уайльд.

 

Правду сказал на прошлом земском собрании граф Дублеве, что земские мосты построены для испытания умственных способностей: ежели человек объехал мост, то, стало быть, он умный, ежели же взъехал на мостик и, как водится, шею сломал, то дурак.

А. П. Чехов.

 

Ухмыльнулись короли, обещали, отпустили его с миром.

Блаженного дурака и наградить нечем!

С. Чёрный.

 

- Линию никогда не нарушай – остальное ерунда! – сказал дядя Сандро. – Если ты что-то не так написал, мы ему подскажем, что говорить. Например, так: «Этого человека не трогайте, у него в голове не всё в порядке, он сам не знает что пишет».

- Что вы, что вы, дядя Сандро! – испугался я. – Так в сумасшедший дом могут посадить!

- Могут, - согласился дядя Сандро, подумав, - тогда по-другому подскажем. Например, так: «Глуповатый, но правительство любит».

Ф. Искандер.

 

И, к великому счастью, она была чересчур поверхностна для того, чтобы быть глубоко несчастной.

М. Ларни.

 

Лорд  Огастус.  Она очень умная женщина. Она знает, что я дурак. Знает, чёрт побери, не хуже меня знает… Встретить женщину, которая до конца тебя понимает, - это великое дело.

Дамби.  Это очень опасное дело. Такие, в конце концов, всегда на себе женят.

О. Уайльд.

 

Я задумался на минуту об Августе Финк-Ноттле, вспоминая о том, как он всегда был среди дураков. Лучшие люди всегда говорили об этом. В нашей частной школе, где я впервые познакомился с ним, у него была кличка «Болван» и он соревновался за право носить её с такими, как Бинго Литтл, Фреди Видлсон и я.

П. Г. Вудхауз.

 

Кто-то свихивался по необходимости, чтобы угодить правительству. Был в Галле один скорняк из Трутнова, немец, подделавший векселя на двести тысяч крон, чтобы внести полученные деньги в австрийский военный заем.

Я. Гашек.

 

Описывая впоследствии своё пребывание в сумасшедшем доме, Швейк отзывался об этом учреждении с необычайной похвалой:

- По правде сказать, я не знаю, почему эти сумасшедшие сердятся, что их там держат. Там разрешается ползать нагишом по полу, выть шакалом, беситься и кусаться… Там такая свобода, которая и социалистам не снилась.

Я. Гашек.

 

В сумасшедшем доме каждый мог говорить всё, что взбредёт ему в голову, словно в парламенте.

Я. Гашек.

 

Совесть и вкус – это уже так много, что мозги делаются прямо излишними.

В. Ерофеев.

 

Пощади меня, Боже, избавь от оков!
Их достойны святые – а я не таков.
Я подлец – если ты не жесток.
Я глупец – если жалуешь ты дураков.

О. Хаям.

 

…щедр человек на слово «дурак» и готов прислужить им двадцать раз на день своему ближнему. Довольно из десяти сторон иметь одну глупую, чтобы быть признану дураком мимо девяти хороших.

Н. В. Гоголь.

 

Нередко с таким трудом ищем мы у себя умных людей, чтоб поручить им места или дела, а о том, и не думаем, что ум есть только противоположность глупости, и довольно первого попавшегося дурака оборотить вверх дном, так выйдет умный человек, хоть куда.

О. Сенковский.

 

Глупость часто удаётся излечить каким-нибудь не менее глупым средством.

Джером К. Джером.

 

В борьбе с абсурдом так и надо действовать. Реакция должна быть столь же абсурдной. А в идеале – тихое помешательство.

С. Довлатов.

 

Категория: Юмор | Просмотров: 1442 | Добавил: Bogdan | Теги: Юмор | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar