Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 14.12.2019
Главная » 2019 » Ноябрь » 24 » Неофициальный прием
10:52
Неофициальный прием

- Евгеньевич, к вам посетитель! – сообщает сотрудник, открывая дверь в мой кабинет. - Пусть заходит?
- Да, конечно, - отвечаю я, откладывая текущую писанину в сторону.
Теперь, когда ко мне на прием приходит больной, я задаю себе вопрос, почему он приходит именно ко мне. Вот и этот, спрашивающий меня человек, почему пришел? В данном случае он говорит, что у других специалистов уже был, тогда понятно. А кому-нибудь нужны аргументы, почему я в последнее время официально не веду прием больных? Думаете, что у доктора наступил синдром эмоционального выгорания? Нет. Все проще – нельзя. Мой отдел переключили на методическую работу, и нам руководство учреждения поставило конкретные задачи: в приоритете выполнение научной тематики по военной травме и обучение премудростям научных исследований диссертантов. И все! Терапия, наркология, паразитология, инфекционные болезни – уже в прошлом. Только в памяти осталась научно-медицинская фирма «Исцелитель», а после ее закрытия - параллельная частная медицинская практика, и, конечно, прежние сотрудники, которых-то и в живых почти не осталось. Но тем, кто попадает на прием это неважно. Они ничего этого не знают и не хотят знать. Они даже не догадываются, что работающие в отделе пенсионеры стали другими людьми – послушными, ведь они боятся сокращения в это непростое военное время, а поэтому всегда стараются выполнять приказы начальства. «И никаких других - непрофильных пациентов!» – так говорит руководство. «Значит – никаких» - отвечаю. «Но бывают же исключения?» - вы спросите. - «Конечно, бывают. Если уговорят знакомые кого-то принять. Или если попадется интересный клинический случай». Приходится балансировать между «нельзя» и «ладно, приму в последний раз».
Вот и этот новенький посетитель говорит, что везде обследовался, а в конечном итоге - нет желаемого результата. Его, наверное, мои бывшие пациенты убедили, что я люблю распутывать сложные случаи. Если это так, то сами понимаете, я не могу ему отказать, хотя и рискую. Впрочем, давайте к нему прислушаемся. Узнаем жалобы, соберем анамнез, подключим нужный набор инструментов обследования, прочитаем выводы других специалистов – и решим что к чему. В конечном итоге я выскажу свое мнение в заключении, поскольку оно для него что-то значит. Но многие наши рассуждения им не будут услышаны и составят наше с вами, читатель, тайное знание.
С первых слов пациента я понимаю, что передо мной человек, сотканный из противоречий: с одной стороны он не сильно надеется на помощь хирургии, а с другой - ищет альтернативный метод лечения, или волшебную таблетку, которая избавит его от проблемы и, возможно, подарит ему лучшее качество жизни. Стоп, доктор! Похоже, что этот бедолага онкологический больной. В начале приема я ожидал, конечно, сложный случай, но хотелось бы другую патологию, впрочем, отступать теперь поздно, я уже начал прием.
А между тем пациент четко отвечает на поставленные вопросы, не задумываясь, говорит, что диагноз ему известен.
- Врачи предлагают удалить опухоль толстой кишки, случайно обнаруженную при поиске причины неэффективного лечения хронических запоров, - говорит он. - Есть даже гистологическое заключение. Гистологи - тоже люди, и они могут, как все ошибаться. Почему там обязательно должен быть рак, может, все-таки - доброкачественный полип?
Я тем временем смотрю разные заключения специалистов и вспоминаю стадии психологической реакции онкологического больного, установленные Е. Кюблер-Росс. Она показала, что большинство таких больных проходит через пять основных стадий: отрицание или шок - первая; гнев – вторая; торг – третья, депрессия – четвертая и принятие болезни - пятая.
В первой стадии человек не верит, что у него есть потенциально смертельная болезнь. Больной начинает ходить от специалиста к специалисту, перепроверяя полученные данные, делает анализы в различных клиниках. В другом варианте он может испытывать шоковую реакцию и вообще больше не обращаться в больницу. Вторая стадия реакции – стадия протеста, характеризующаяся выраженной эмоциональной реакцией, агрессией, обращенной на врачей, общество, родственников. Человек не понимает причины болезни: «Почему это случилось именно со мной?» «Как это могло произойти?». В стадии торга пациент пытается «выторговать» как можно больше времени жизни у разных специалистов. У него резко сужается жизненный горизонт. В течение этой фазы человек может обращаться к богу, использовать разные способы продления жизни по принципу: «если я сделаю это, то - насколько это продлит мне жизнь?». И тут надежда в успех лечения являются для больного спасательным кругом. В стадии депрессии человек понимает всю тяжесть своей ситуации. У него опускаются руки, он перестает бороться, избегает своих привычных друзей, оставляет свои обычные дела, закрывается дома и оплакивает свою судьбу. К последней стадии доходит далеко не каждый больной. В ней человек мобилизует свои усилия, чтобы, несмотря на заболевание, продолжать жить дальше, причем с пользой для родственников и близких друзей.
Вышеперечисленные стадии не всегда идут в установленном порядке. Больной может остановиться на какой-то одной стадии или даже вернуться на предыдущую. Однако знание фазного течения психологической реакции больного необходимо для правильного понимания того, что происходит в душе человека, столкнувшегося с тяжелой и неизлечимой болезнью, и выработки оптимальной стратегии взаимодействия с ним.
Такова реакция онкологического больного в теории, и она подсказывает мне, что все противоречия у этого пациента укладываются в первые три стадии психологической реакции. Но поскольку мне был задан вопрос, то я на него должен ответить.
- Если онкологи предлагают удалять опухоль, значит еще не поздно оперировать - это уже хорошо, - сказал я. - Если гистологи указывают, что в анализируемом материале клетки высокодифференцируемой аденокарциномы - это тоже хорошо. Такая опухоль менее агрессивная и среди других гистологических форм аденокарцином дает наибольший процент пятилетней выживаемости больных. После операции вам скажут больше. Надеюсь, вы не собираетесь опускать руки?
- А что от меня зависит? – с сомнением в голосе произносит пациент.
- Те, кто принимает вызов судьбы и не опускает руки – живет дольше, или вообще побеждает болезнь, и тому есть немало примеров. – Тут я задумался, вспомнил близких и знакомых, которые с аналогичной патологией уже покинули этот мир. От гистологической структуры опухоли зависело время их жизни. С высокодифференцированной аденокарциномой толстой кишки мой сосед по дому, Анатолий, прожил пять лет. Сотрудница отдела Алла, у которой была умеренно-дифференцированная опухоль, протянула два года. Одноклассник Сергей с низкодифференцируемой аденокарциномой жил чуть меньше года. К сожалению, умирают в указанные сроки почти все больные. И говорить об эффективности при такой патологии оперативного метода лечения или лучевой, но особенно химиотерапии не приходится. Что касается химиотерапии, то многие онкологи сами выступают против нее: считают, что она не только токсична для опухолевой ткани, но и для всего организма и, главное, она таким больным чаще всего и сокращает продолжительность жизни.
В целом, как показывают многочисленные исследования, больному с раком кишечника, можно продлить жизнь, но добиться выздоровления практически невозможно. Хотя в начале традиционного лечения, после операции, происходит временное просветление…
Наряду с неблагоприятными по исходам случаями, я вспомнил и другие, закончившиеся выздоровлением больных. Правда, локализация у опухолей была другой. Мне приходилось заниматься лечением онкологических пациентов, у которых имелся рак шейки матки и рак молочных желез. Тогда от них традиционная медицина отказалась, признав случаи неоперабельными и порекомендовав курсы лучевой и химиотерапии. Сначала я вылечил сестру, у которой был рак шейки матки, потом были ее знакомые, затем знакомые других знакомых. Между прочим, сама традиционная онкология в определенном проценте случаев рак шейки матки и рак молочных желез излечивает, как излечивает лейкозы, рак простаты, щитовидной железы и рак яичников (кто забыл, напомню, что излечением в онкологии называются случаи, когда пациент после проведенного лечения живет пять и более лет). Жаль, что в современной онкологии нет описания стадий обратной динамики патологического процесса, характерных для выздоровления больных. Или кто-то сомневается в их существовании?
Чуть позже, если вам интересно, я в общих чертах расскажу, какое лечение было у моих выздоровевших онкологических больных. Сейчас только отвечу пациенту о том, что от него зависит, то есть что ему необходимо делать, чтобы он попытался выздороветь.
- Вы себе сильно поможете, если бросите курить, повысите двигательную активность, откажитесь от мяса, мясосодержащих и молочных продуктов (вегетарианская диета), а также от сахара, крахмалистых продуктов (картофель, рис), дрожжевого теста, алкоголя. Кому-то нравится сыроедение, но это не обязательно. Ешьте квашеные, сырые и вареные овощи (особенно полезны листовые), фрукты. Пейте зеленый чай, травяные настои, свежие соки (фреш, смузи). Желательно выпивать 1,0 – 1,5 л соков в сутки. Пьют морковный, томатный, свекольный, виноградный, грейпфрутовый, яблочный и другие соки за 30 минут до еды. Свекольный сок после приготовления должен отстояться в холодильнике не менее двух часов. Этот сок начинают пить с 50 мл в день, а потом прибавляют по одной чайной ложке в день, доводя объем выпиваемого сока до 600 мл. Свекольный сок принимают пять-шесть раз в день мелкими порциями и ночью один раз.
- Об антираковой диете и лечении соками я уже слышал, но не очень-то верится во все это, - возразил пациент.
- Почитайте об этом в Интернете, и особенно о сокотерапии Макса Герсона. Когда Герсон впервые познакомил мир со своей теорией о влиянии питания на возникновение и прогрессию рака, никто не придал этому значения, как и вы теперь. Но сегодня мы знаем, что большинство раковых заболеваний обусловлены внешними обстоятельствами, неправильным питанием и нездоровым образом жизни и что при помощи питания, наполненного овощами и фруктами, можно предупредить и лечить рак. Антираковая диета основана на ограничении продуктов, закисляющих кровь (животные белки содержат много кислых аминокислот). В нее также включаются продукты, повышающие ее рН. Соли, образованные сильным основанием и слабыми органическими кислотами растений, после использования остатков органических кислот в клеточном метаболизме за счет оставшихся щелочных металлов увеличивают рН внутренней среды. В антираковую диету входят также пищевые волокна, омега-3- жирные кислоты (масло льна, рыбий жир) и витамин Д3. В пищу и напитки добавляют куркуму (две чайные ложки в день). В пищевой рацион еще включают ядра абрикосовых косточек (семь штук в день и постепенно увеличивают общее число на 1 ядро в день – до 30 штук). Ядра абрикосовых косточек принимают по 1-2 штуке в течение каждого часа-двух на протяжении дня. Они содержат токсичное для раковых клеток вещество, названное амигдалином (синонимы: лаэтрин, витамин В17). В Интернете можно найти поставщиков этих ядер. Такая диета приносит свои плоды не сразу, но через четыре месяца перемены будут заметны. Лечение же занимает, конечно, больше времени.
Пока пациент осмысливал сказанное, я дал ему памятку «Правила выздоровления онкологических больных», в которой были изложены основные требования к изменению диеты и образа жизни больных. Он сразу погрузился в чтение этого текста.
Во время случившейся паузы можно вспомнить о некоторых механизмах онкологического процесса, важных для понимания принципов назначения фармакологических препаратов таким больным. Хочу заметить, что в наш арсенал лекарств цитостатики включаться не будут, потому что я их отношу к терапии отчаяния.
Начнем с того, что все онкологические болезни в зависимости от причины делятся на две группы. Первую группу составляют такие болезни, которые вызываются биологическими факторами, например, микробами, вирусами или образованными внутри организма активными метаболитами – некоторыми гормонами (тиреоидными, эстрогенами и другими). Вторую группу вызывают механические, физические (радиация, ультрафиолетовое облучение) или химические причинные факторы. Все причинные (этиологические) факторы называются канцерогенами. Болезни первой группы чаще появляются в молодом и зрелом, вторые – в зрелом, пожилом и старческом возрасте. Разумеется, что основной упор в лечении таких больных должен быть обусловлен соответствующей группой этиологических препаратов.
Еще надо обратить внимание на то, что любой канцерогенный фактор в тканях организма при определенных условиях способен вызвать опухолевый процесс. И тут мы должны понимать, что этот процесс по своей сути представлен смесью воспалительных, дегенеративных и пролиферативных изменений. Для коррекции таких изменений лекарства существуют.
Поскольку опухолевая трансформация случается чаще всего в интенсивно размножающихся эпителиальных клетках, которые оказываются в условиях дефицита кислорода и питательных веществ, то для устранения их дефицита также могут быть назначены соответствующие патогенетические средства. И такие препараты и пищевые добавки тоже существуют.
Если обратить внимание на измененный характер метаболизма раковых клеток, на их интенсивный гликолиз и накопление в межклеточном пространстве молочной кислоты, которая служит раковым клеткам защитным барьером, препятствующим Т-лимфоцитам запускать реакции по уничтожению опухоли, то для изменения патологического характера метаболизма и кислой среды вокруг них могут быть также применены необходимые средства. На поверхности проблемы коррекции измененного кислотно-щелочного баланса организма лежит обычная сода и растворы макроэлементов калия и магния. И так касательно других механизмов уклонения опухоли от иммунного ответа и разных терапевтических мишеней на уровне поврежденного генома, митохондрий, лизосом, ферментов и не ферментных белков клетки.
Главное, что мы должны с вами понять - это, что в арсенале современной фармакотерапии хватает препаратов и пищевых добавок для лечения онкологических больных. И они способны положить конец бесконтрольному размножению и паразитированию опухолевых клеток, а организм с их помощью в состоянии восстановить нервный и гормональный контроль над любой своей тканью и органом, но...
Эффективность этиологических и патогенетических средств при монокомпонентном лечении крайне низкая и недостаточная для излечения онкологических больных. Зато при комбинированном применении препаратов в динамике болезни – достаточная.
На первом этапе лечения необходимо, по возможности, устранить причину болезни и все факторы, способствующие реализации этой причины в организме. Кроме изменения образа жизни и диеты необходимо проводить мероприятия, блокирующие защитные механизмы опухоли - детоксикацию, оксигенацию, восстановление рН крови. В этом ряду мероприятий стоит и санация очагов с хронической инфекцией, и удаление паразитов, особенно токсоплазм, поскольку токсоплазмы блокируют фагоцитоз. На первом этапе нам не обойтись без введения антимикробных, противогрибковых препаратов и иммуномодуляторов, снижающих побочные эффекты антибиотиков и сульфаниламидных препаратов. На втором этапе - восстановление обменных процессов и активация естественных функций детоксикации и защиты. Существенную помощь в реализации поставленной задачи способны оказать комбинированные гомеопатические препараты фирмы Хеель. Изучить каталог, механизм действия и показания хеелевских препаратов вы должны сами. На третьем этапе особого внимания заслуживает борьба с патогенной кишечной микрофлорой и кандидозом, всегда присутствующими у онкологических больных, а потом и восстановление нормального кишечного биоценоза. Требуется устранение эндокринного дисбаланса (если он не был устранен на первом этапе лечения), продолжение борьбы с оксидативным стрессом, дисфункциями сердечно-сосудистой, иммунной систем, печени, почек, поджелудочной железы и других органов. Одним словом, нельзя оставлять без внимания все сопутствующие болезни и составляющие их патологические процессы, которые по-своему отягощают течение уже возникшего онкологического заболевания.
Последовательность введения препаратов на всех этапах лечения больных весьма условна, определяется доминирующей специфической патологией и индивидуальной выраженностью неспецифических симптомов и, как правило, не заканчивается с началом нового этапа. Со временем число препаратов сокращается. Обычно на каждом этапе лечения хватает семи-восьми препаратов.
- Я прочитал вашу памятку, - прервал мой внутренний диалог с читателем пациент. – Готов побороться. А с чего и где мне лучше начинать лечение?
- Думаю, что хирурги должны выполнить операцию. Параллельно вы можете принимать препараты, которые я вам выпишу, но сначала мне надо с вами поработать. Если не возражаете, я задам вам еще вопросы и проведу небольшое обследование.
- Не возражаю.
- И так, на что жалуетесь? – спросил я пациента и начал записывать жалобы и собирать анамнез. Я еще долго задавал вопросы, уточняя функциональное состояние его органов и систем, фиксируя все проявления болезни. Я потом все нарушения выражу числом, обозначая пятеркой максимальные проявления симптома на момент начала лечения. Все симптомы с их оценкой я размещу в таблице, которая будет на другой странице рекомендуемого курса лечения. Когда пациент придет на контроль, я его снова опрошу и дам этим симптомам новую оценку. Если выраженность того или иного симптома не изменится – будет пятерка, если изменится – оценка будет уменьшаться по нисходящей кривой. Нулем она будет, когда симптом исчезнет. У себя на листке я отдельно запишу данные объективных, в том числе лабораторных методов исследования.
Когда у нас была фирма и своя лаборатория, было все проще. Теперь приходится писать направление на исследования в специализированные лаборатории. Исследования там дорогие, но без них на контроле не обойтись. При правильном лечении с каждым контрольным посещением выраженность симптомов болезни будет уменьшаться.
- Теперь мне надо время, чтобы написать заключение и план последующих лечебно-диагностических мероприятий, - сказал я. - Подождите в коридоре. Я вас позову, когда буду готов.
После написания заключения и рекомендаций я позвал больного и все досконально ему объяснил:
- Операцию, если ее онкологи рекомендуют, сделать надо. Лучевая терапия не показана. От химиотерапии желательно отказаться. Обязательной для выполнения должна быть программа изменения образа жизни и питания, которую я вам дал. Курс моего лечения, рассчитанный на месяц, выполняйте, он совместим с операцией. Потом вас жду на контроль. Перед приходом ко мне сдайте кровь на анализ. Меня будут интересовать указанные в направлении показатели.
Необходимость выполнения лабораторного исследования я также указал, остановился на препаратах, которые рекомендовал и кратко описал их механизм действия.
- Теперь все в ваших руках! Надеюсь, что скоро увидимся.

Прошло шесть месяцев. Ко мне на контроль пациент не пришел. Какой он сделал выбор - догадайтесь сами.

Автор: Cергей Золотухин

https://mirvracha.ru/forum/latest/nyeofitsialnyy_priem_na_konkurs_rasskazov




Просмотров: 35 | Добавил: Bogdan | Теги: Медицина, медицинские байки, психология | Рейтинг: 0.0/0