История болезни представителя династии Романовых - 28 Сентября 2016 - Блог - Сайт доктора Богданова
Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Воскресенье, 11.12.2016
Главная » 2016 » Сентябрь » 28 » История болезни представителя династии Романовых
17:47
История болезни представителя династии Романовых


«Туберкулезный рок династии Романовых»

Каждый человек хочет жить долго и не болея, а уж, тем более, человек, находящийся на вершине власти, имеющий доступ к лучшим врачам и лучшим лекарствам и не знающий ни в чем нужды. Но такова видно специфика России, что ни один из наших царей не был долгожителем, ни Рюриковичи (Иван Грозный, Федор Иоаннович, Борис Годунов), ни Романовы (истинные Романовы - Михаил, Алексей, Федор, Иван, Петр и Софья – не перешагнули или едва перешагнули пятидесятилетний рубеж), да и ветвь Петра III (кроме убиенных Павла, Александра и Николая) долголетием не отличалась. Как говорится: «Начали Романовы с подагры, а закончили – гемофилией»! Но в «промежутке» была еще одна хворь – чахотка (вот и говори после этого, что «Туберкулез- это слезы бедности, выплаканные внутрь»).

Возьмем только XIX век. В 1865 году умирает от туберкулезного менингита несостоявшийся император «Николай II», старший сын Александра II, великий князь Николай Александрович.…В 1872 году заболела императрица Мария Александровна (Максимилиана - Вильгельмина – Августа – София - Мария фон Гессен и Рейн, 1824-1880) и консилиум «немецких» врачей в составе лейб-медиков, доктора медико-хирургии К.К.Гартмана (?-1888), Н.Э.Здекауэра,Ф.Я.Карелля, Э.Э.Эйхвальда, лейб-хирурга А.Л.Обермиллера (1822-1892) и профессора В.Е.Экка зашел в тупик. С.П.Боткин, назначенный 22 ноября 1870 года почетным лейб-медиком и «прикрепленный» к императрице, блеснул диагностическим талантом, и посрамил «немецкий» врачебный ареопаг! Он поставил императрице диагноз пневмонии и направил ее в Крым, где она благополучно исцелилась (А.А.Будко, Н.Г.Чигарева, Л.Д.Иванова,2008).

Но верх в этом споре, в конечном счете, одержала не «русская» или «немецкая» партия, а неизлечимая чахотка (в протоколе вскрытия умершей императрицы указана деструкция верхних долей легкого, преимущественно справа, и процесс назван «легочно-чахоточным») (Медицина и императорская власть в России,2008, С.101).Но самой трагической была история болезни сына Александра III, великого князя Георгия Александровича (1871-1899). До 18 лет проблем со здоровьем он не имел, они, кажется, появились в 1890 году, во время кругосветного путешествия вместе с будущим Николаем II. Собственно говоря, проблемы начались еще в 1889 году: периодически у Георгия появлялась лихорадка, которое придворный врач Г.И.Гирш (Гирш Густав Иванович (1828—1907), тайный советник, доктор медицины, лейб-хирург, совещательный член Медицинского совета Министерства внутренних дел и Военно-медицинского ученого комитета) лечил домашними средствами, и не придавал им какого-либо клинического или прогностического значения. В путешествии цесаревичей сопровождал флотский врач В.К. фон Рамбах (1832-1908) (Владимир Константинович Рамбах, действительный статский советник, военно-морской врач, главный доктор Морского госпиталя в Петербурге, медицинский инспектор петербургского порта).

23 августа 1890 г. из Кронштадта на фрегате «Память Азова» братья-цесаревичи (Николай уже официальный наследник престола) отбыли в кругосветное путешествие. В начале и середине декабря, когда они находились уже в Бомбее, Георгий Александрович почувствовал себя плохо. Ходила легенда, что вели они себя на корабле довольно свободно и даже…дрались! Во время такой драки болезненный Георгий упал с трапа и ушиб грудную клетку. По другой версии, он простудился 18 октября 1890 года во время бала, проходившего на палубе корабля во время стоянки в Триесте. Он сидел на катере, в одно сюртуке, а ночь была холодная и цесаревич простудился. Уже тогда началась лихорадка, которая не проходила. Проезжая (в Египте) на поезде с открытым окно по пустыне ( в ноябре там уже не очень жарко) он добавил к простуде еще одну. Едва ли туберкулез развивается от простуды, скорее всего, он был уже болен в 1889 году и ни к чему ему было это путешествие! Видимо, клиника уже не казалась врачам простудой, поскольку на корабле был созван консилиум имевшихся в наличии российских и приглашенных английских врачей. Они сошлись на диагнозе туберкулез, а в Афины Александр III командировал почетного лейб-медика В.Я.Алышевского (Алышевский Владимир Ясонович (1845—1909), действительный статский советник, доктор медицины, почетный лейб-медик, директор и главный врач Александровской женской больницы и Мариинской больницы для бедных в Петербурге, непременный член Военно-Медицинского ученого комитета). Он считался специалистом по грудным болезням. Тогда в Петербурге еще гадали, чем болен цесаревич: бронхитом или малярией? Но тревога уже была...

…В.Я. Алышевский осмотрел цесаревича 11 февраля 1891 года и сразу констатировал у него «значительное поражение верхней доли правого легкого спереди и особенно сзади, где в лопаточной области найдено бронхиальное дыхание и созвучная крепитация, в левой верхушке сравнительно незначительные и не постоянные катаральные явления». Сразу же были обнаружены «бациллы Коха», т.е. была «открытая форма» туберкулеза (деструктивная). Что мог рекомендовать тогда любой врач цесаревичу? Только климатическое лечение: цесаревич переехал в Алжир, затем – на Сицилию. Состояние его несколько улучшилось, и 1 июня 1891 года он прибыл в Севастополь, где его встретили мать и сестра, Ксения Александровна. Императрица Мария Федоровна не хотела верить в болезнь сына, которая тогда однозначно расценивалась как приговор…Но спустя уже несколько дней, услышав зловещий кашель сына, она писала Александру III о том, что сбываются худшие прогнозы доктора Алышевского… Однако, видимо тревога еще не так глубоко проникала в царскую семью: спустя две недели после приезда Георгий отправился в Петергоф, а оттуда на родину матери – в Копенгаген. Интересно, что в августе 1891 года прозектор Мариинской больницы исследовал два образца мокроты Георгия Александровича, полученные еще в феврале, и обнаружил там «множественные коховые палочки бугорчатки», что делало диагноз бесспорным, хотя ни сам больной, ни его венценосные родители не соглашались с очевидным, и довольно агрессивно вели себя по отношению к доктору Алышевскому. Как- бы то ни было, но 31 августа 1891 года цесаревич вернулся на родину умирать…Его разместили в Аббас-Тумане (Абастумани). Абастума́ни (груз. აბასთუმანი) —горноклиматический курорт.

Он располагается на южном склоне Месхетского хребта, в ущелье реки Оцхе (бывшей Абастуманки), на высоте 1250—1450 м, в 28 км к северо-западу от железнодорожной станции Ахалцихе, в 78 км к юго-западу от железнодорожной станции Боржоми. В Абастумани чистый горный воздух, умеренная сухость, нет сильных ветров. На горных склонах — леса (сосна, ель, пихта). Лето умеренно тёплое, зима мягкая, солнечная.В силу этих благоприятных условий Абастумани стал курортом. Там производится лечение больных лёгочным туберкулёзом, открыты слабоминерализованные термальные источники, воду которых используют для лечения болезней опорно-двигательного аппарата, нервной системы, гинекологии и других.Курорт основан в середине XIX века и назывался Аббас-Туман (Абастуман). До 1917 года входил в Ахалцихский уезд Тифлисской губернии.С 1864 года каждое лето в Абастумани открывался военный госпиталь на 200 нижних чинов, 30 офицеров и 10 женщин; с 1898 года Абастуманские минеральные воды находились в управлении военного ведомства. В начале XX века имелось три источника: Богатырский, Змеиный и Противозолотушный.

Цесаревич находился там до своей внезапной смерти, изредка совершая морские путешествия. Кстати говоря, его история говорит о том, что и при туберкулезе больные могут умирать внезапно.Вероятно, процесс зашел уже слишком далеко и несмотря на мягкий климат курорта, весной 1892 года у цесаревича впервые возникло кровохарканье. И императрица впервые выехала навестить сына. Он жил в комфортабельном, специально для него построенном дворце с большим штатом «обслуживающего персонала».

Примечательно, что во дворце было очень холодно (он постоянно держал окна открытыми и гости находились там в верхней одежде!) В середине 1893 года цесаревич даже совершил поездку по Дагестану. По просьбе императрицы в мае 1894 года цесаревича навестил профессор Г.А.Захарьин, вместе с которым приехал его ассистент, будущий профессор П.М.Попов и ассистент В.Я.Алышевского- А.Д.Давидов. Г.А.Захарьин оценил достоинства курорта, но выступил против «жутких сквозняков» (которых он боялся!) и посетовал на отсутствие всякого лечения (кроме средств от кашля и кровохарканья). Из записей Захарьина известно, что уже во время пребывания в Аббас-Тумане у цесаревич был плеврит. «Сердце здорово, одышки почти нет, болей в груди нет, кашель вечером, ночью и утром с отхождением мокроты, в которой очень много туберкулезных бацилл» Объективно- поражение верхней доли правого легкого…Лечение: креозот, тресковый жир,кумыс. Захарьин составил и меню для цесаревича, в котором воду рекомендовалось заменять пивом или вином… Естественно, на Алышевского обрушилась уничтожающая критика (вероятно, что интриган Захарьин еще подлил масла в огонь). Как же, спас бы он креозотом да кумысом больного Георгия… Он еще ездил с семьей в Спалу, затем в Ливадию, где его обследовал видный немецкий интернист,Эрнст Виктор фон Лейден, который лишь подтвердил приговор «вторая стадия неизлечимого туберкулеза»… После смерти Александра III, Георгий Александрович объявляется наследником-цесаревичем (поскольку у Николая II еще не было детей).  

Цесаревич снова путешествует в Алжир, Корфу, Одессу, а потом возвращается в Аббас-Туман, где доктор П.Яковлев констатирует, что несмотря на лечение Г.А.Захарьина поражение правого легкого увеличилось… В 1895 году на консультацию к цесаревичу снова пригласили немецких светил Э.фон Лейдена и Германа фон Нотнагеля, которые прописали еще и души, но Захарьин, учитывая сильное истощение больного, выступил против. Больной снова ездил на маневры, потом с семьей в Данию, где его снова посетило сильное легочное кровотечение.

При обследовании в Дании было обнаружено: «…справа притупление звука до 4-го ребра, сзади притуплена вся область лопатки (они перкутировали лопатку?-Н.Л.): менее резкое притупление слева в ключичной области и на лопатке. Грудное дрожание усилено справа, спереди и сзади. Выслушивание дало резкое выдыхание по всему правому легкому, переходящее в области лопатки в бронхиальное и субкрепитирующее, а местами и крепитирующие хрипы на высоте вздоха, особенно в области лопатки. Резкие крепитирующие хрипы слева, спереди под ключицей, сзади в лопаточной области. Лимфатические железы на шее увеличены. Вес 59 кг. Бацилл 1-2 в поле зрения. 19 августа – кровотечение (легочное, 22 и 23 августа – кровотечения. Постоянно отмечалась гипрохромная анемия (гемоглобин 60-70%). Любопытно, что великий князь Александр Михайлович, писал Николаю II: «…Никаких Лейденов не надо. Чигаев – отличный доктор, и надо ему предоставить лечение Джоржи (Георгия Александровича-Н.Л.). Не надо забывать, что Лейден немец, да еще вдобавок жид, и ему решительно все равно, что будет с Джоржи». Сам Лейден, напротив, рассчитывал быть постоянным консультантом царской семьи, потому что считал, что « у нас нет выдающихся  терапевтов».

 Рисунок Георгия Александровича

И действительно, его еще дважды приглашали к практически умиравшему Георгию… 8 ноября 1895 года у постели больного наследника-цесаревича собрался консилиум в составе почетного лейб-медика Михаила Марковича Шершевского (Михаил Маркович Шершевский, 1846-1910). Окончив курс медико-хирургической академии в 1871 г., он защитил в 1873 г. диссертацию "Об иннервации матки". В 1878—80 гг. занимался в разных клиниках Германии и Франции. Напечатал: "О заболеваемости и смертности в гвардии и армии СПб. округа" ("Военно-Медицинский Журнал", 1877); "Поражения гортани при атаксии" ("Врач", 1881 и "Revue de Medicine", 1881); "Нейрозы кишечного канала" ("Врач", 1882; "Revue de Med.", 1882); "Vertige Menier'a" ("Врач", 1882); "Термические нейрозы" (ib., 1883); "Местобоязнь" (ib., 1884 и "Revue de Med.", 1884); "К казуистике болотных лихорадок" ("Врач", 1885, по поводу новой болезни, заявленной в Париже профессором Jaceoud); "Значение смещаемости сердца" ("Врач", 1886); "К патологии печени" ("Врач", 1890; "Progrès medical", 1890); "О резервуарной роли печени" (новая ее функция, "Врач", 1896); "О ложных пороках сердца" (ib., 1897); "Симптомопатология функциональный заболеваний" (ib., 1898); "Sur un nouveau Signe de Sclerose de la Crosse de l'aorte" ("Semaine medicale", 1898); "К заболеванию поджелудочной железы" ("Врач", 1899). В течение 35 лет состоял на службе в петербургский госпиталях, за исключением 10 лет, проведенных в качестве врача при великом князе Николае Николаевиче Старшем. В 1880 г., за лечение великого князя, пожалован званием почетного лейб-медика, а в 1903 г. пожалован лейб-медиком). Ни одной работы по патологии туберкулеза в списке нет!

(Кстати говоря, дочь Шершевского. Е.М.Студенская была автором знаменитой песни (перевод стихотворения Р.Крейнтца) «Наверх, вы, товарищи, все по местам!»)  В этом консилиуме принял участие ученик С.П.Боткина, профессор Н.П.Симановский, и.о.главного врача Абастуманского госпиталя Д. Гопадзе и лечащий врач цесаревича А.Д. Чигаев. Примечательно, что врачи  очевидно трусили и объясняли явное ухудшение состояния больного не основной болезнью, а частыми переездами, охотой (ушиб прикладом при отдаче ружья правого легкого), неразборчивостью в еде, нарушениями гигиены. С этого момента его заточили в Аббас-Тумане, запретили верховую езду, велосипед,физическую нагрузку и даже душ. Примечательно, что уже тогда они предупреждали о возможности внезапного и опасного легочного кровотечения. Однако, он снова отправился в путешествие по Средиземному морю и ему снова стало плохо и снова вызвали Шерешевского и некоего французского доктора. Потом он вернулся в Аббас-Туман, куда ему привезли и велосипед. Примечательно, что он сам говорит о тяжелой одышке (дыхательная недостаточность) при ходьбе. Процесс разрушения легких зашел слишком далеко… .Летом 1898 г., когда его наблюдали Н.Симановский и А.Айканов, у цесаревича был обнаружен белок в моче, что доктора связывали с гриппом…

…28 июня 1899 года в 8.30 утра Георгий Александрович после осмотра врачом, отправился на прогулку на «трехколесном бензинном велосипеде». Через 20 минут раздались крики: «Доктора, доктора!». На расстоянии полверсты от дворца был обнаружен Георгий Александрович. Лицо его было окровавлено. Во рту были сгустки крови. Врач еще пытался делать искусственное дыхание… Позже ,следы крови и сгустки были обнаружены на шоссе на протяжении 75 (!) метров. Очевидцы видели, как изо рта и носа великого князя потекла кровь, он сошел с велосипеда и лег на землю, с которой уже не встал. На секции было обнаружено : крайняя степень истощения, хронический туберкулезный процесс в периоде кавернозного распада, легочное сердце (гипертрофия правого желудочка), интерстициальный нефрит. Источником смертельного кровотечения стала каверна левого легкого. Примечательно, что когда в 1898 году останки Георгия Александровича были потревожены в Петропавловском соборе на предмет генетической экспертизы останков найденных в Екатеринбурге, оказалось, что они полностью «…изъедены туберкулезной палочкой и для анализа непригодны…»

Примечательно, что родственники Георгия и много лет спустя были убеждены в некомпетентности врачей, который посылали его с курорта на курорт и не могли сразу поставить диагноз чахотки. Это, конечно, инфантильный бред: кроме курортов лечить туберкулез тогда было нечем, а поставить выстукиванием и выслушиванием  топически точный диагноз,  в данном случае этого не смогли, наверное, и Лаэннек с Ауэнбруггером!

Н.Ларинский, 2011 г.



http://vrachirf.ru/concilium/25808.html
Просмотров: 101 | Добавил: Bogdan | Теги: история болезни | Рейтинг: 0.0/0