Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Сайт доктора Богданова

Суббота, 29.04.2017
Главная » 2017 » Март » 19 » Болезнь и смерть Павлова
07:10
Болезнь и смерть Павлова


В последние годы неоднократно устно и письменно высказывается точка зрения, согласно которой Иван Петрович Павлов умер насильственной смертью. При этом, не имея никаких фактических подтверждений, авторы подобной версии пытаются обосновать ее ссылками на то, что кто-то когда-то кому-то что-то сказал.

Известный историк психологии, недавно эмигрировавший в США, М.Г.Ярошевский пишет:

"Существует версия, что его [Павлова] убрали. Известный физиолог И.А.Аршавский свидетельствует: "Я знаю, что от начала до конца болезни Павлова при нем находился В.Галкин, который считал себя как учеником Павлова, так и учеником Сперанского. В 1937 или 1938 г. Сперанский рассказывал мне, ссылаясь на Галкина, о том, что при лечении Павлова, который, хотя и был болен, но уже выздоравливал (вообще он был "скроен” не менее, чем на сто лет), были заменены все врачи”.

Зная "методики” восточных деспотий, насаждавшиеся в России в эту эпоху, это свидетельство представляется заслуживающим доверия, тем более что было высказано Галкиным... Впереди был 1937 г. и существование Павлова, единственного во всей многомиллионной империи человека, который неизменно открыто критиковал сталинские злодеяния, явно было нежелательным феноменом. <...>

Вполне возможно, что органы НКВД "облегчили” страдания Павлова” [1].

Для таких заявлений нет никаких оснований. Уместно напомнить, что крупозным воспалением легких Павлов болел и в 1927 г., после удаления ему желчного камня. Лечащие терапевты были М.К.Петрова и М.А.Горшков.

А теперь обратимся к фактам. "Факты - это воздух ученого... Без них ваши "теории” - пустые потуги”, - завещал Павлов.

Всю весну 1935 г. - с 27 марта по 7 июня - почти два с половиной месяца Павлов тяжело болел. 27 марта простудился из-за неблагоприятной погоды. 29 марта - t=38°С. Консилиум врачей 1 апреля: профессора М.В.Черноруцкий, М.М.Бок, М.К.Петрова, М.А.Горшков. Диагноз: сильный бронхит, воспалительный процесс в обоих легких, обширный правосторонний сухой плеврит, двустороннее гнойное воспаление среднего уха, проявления общей токсикоинфекции. Кровяное давление 140/60, пульс 100.

2 апреля был приглашен Д.Д.Плетнев, уехал в Москву 4 апреля. 6 апреля больного осмотрели профессора-хирурги В.А.Шаак, Э.В.Буш. 10 апреля больного консультировал известный отоларинголог профессор кафедры болезней уха, горла и носа Военно-медицинской академии В.И.Воячек. Он и доктор В.Ф.Ундриц ранее лечили Павлова по поводу тяжелейшего гнойного воспаления ушей. В своем благодарственном письме Воячеку Павлов писал: "Глубокоуважаемый и дорогой Владимир Игнатьевич! Прошу Вас принять посылку на память как знак моей сердечной благодарности Вам за чрезвычайную истинную товарищескую помощь во время моей тяжелой и продолжительной болезни” [2]. Павлов подарил Воячеку картину (масло) известного художника Н.Н. Дубовского (Воячек картину как дорогую реликвию повесил в своем кабинете в ВМА).

Плетнев консультировал больного повторно 10, 21 и 22 апреля. Лечение состояло в следующем: банки, горчичники, камфора, отхаркивающие микстуры, дигиталис, хинидин, карболен, клизмы. Дежурные врачи: Савченко, Куракин, лекарский помощник Форель.

Больному стало лучше в конце мая: 29 мая - жалоб нет, состояние и самочувствие прекрасное.

7 июня стал выходить на улицу. 11 июня с 14 по 16 часов находился в лаборатории в ВИЭМ, а 12 июня выехал в Колтуши.Похожее изображение

В связи с выздоровлением И.П.Павлова 9 июня 1935 г. был издан приказ №469 по Народному комиссариату здравоохранения РСФСР, в котором говорилось:

"Отмечено исключительно внимательное отношение профессоров, дежурных врачей и лекарских помощников, принимавших участие в марте-мае месяцах сего года в лечении академика И.П.Павлова.

В связи с этим:

1. Выражаю благодарность профессорам Горшкову М.А., Бок М.М., Черноруцкому М.В., Воячеку В.И., Плетневу Д.Д., Буш Э.В., Шаак В.А., доктору Ундриц В.Ф. и директору Ленинградского филиала ВИЭМ тов.Никитину Н.Н.

2. Наградить за счет средств Наркомздрава:

а) дежурных врачей: Савченко В.А. в размере 1000 руб.

Куракина С.В. в размере 1000 руб.

Сидоренкова Н.А. в размере 1000 руб.

б) дежурных лекарских помощников:

Форель Р.А. в размере 1000 руб.

Иванова В.П. в размере 500 руб.

Народный комиссар здравоохранения РСФСР Г.Каминский” [3].

Уместно привести следующее свидетельство М.К.Петровой о настроении Павлова сразу после выздоровления. "Среди разговора Ив[ан] П[етрович] воскликнул: "А большевички желали меня уже хоронить, а я вот взял да и выздоровел”. И он назвал лиц, желающих его похоронить. Это А.Д.С[перанский], Л.Н.Ф[едоров], Н.Н.Н[икитин] и др. А.Д.С[перанского] он тоже считал большевиком. Я вся закипела от негодования и в запальчивости ему сказала: не большевички, Ив[ан] П[етрович], вас хоронили! Столько внимания, любви и заботливости было проявлено к вам во время вашей болезни. Они любят вас и очень желали вашего выздоровления, несмотря на то, что вы ругатель их, но честно и открыто признающий все их положительные стороны” [4].

После выздоровления Павлов принимал участие в работе II Международного конгресса невропатологов в Лондоне (июль 1935 г.). На общем собрании Конгресса 30 июля 1935 г. он выступил с докладом "Типы высшей нервной деятельности в связи с неврозами и психозами и физиологический механизм невротических и психотических симптомов”.

По возвращении из Лондона Павлов как президент XV Международного физиологического конгресса блестяще провел его. Художник М.В.Нестеров следующим образом вспоминал свою встречу с Павловым в это время. "Был Иван Петрович с семьей и у меня на Сивцевом Вражке. Я рад был его вновь видеть бодрым, как бы помолодевшим - и это после тяжелой болезни и двух конгрессов” [5].

И вместе с тем именно тяжелая и продолжительная болезнь весной 1935 г. зародила у Павлова сомнение относительно своего долголетия. Спустя почти полгода после болезни, в письме тогдашнему послу СССР в Англии И.М.Майскому 20 октября 1935 г. Павлов писал: "Проклятый грипп! Сбил-таки мою уверенность дожить до ста лет. До сих пор остается хвост от него, хотя до сих пор я не допускаю изменений в распределении и размере моих занятий” [6].

Через восемь месяцев Павлов снова заболел. Лечащие врачи были те же: М.М.Бок, М.В.Черноруцкий и Д.Д.Плетнев.

В бюллетене №1 от 23 февраля сказано, что И.П.Павлов заболел в ночь на 22 февраля гриппозным явлением, с 23-го присоединился бронхит.

24-го утром - температура 38.10, пульс 80, явления разлитого бронхита с мелкими воспалительными гнездами в легких преимущественно справа. Мокрота выделяется в большом количестве. Сердце работает вполне удовлетворительно при малом количестве сердечных средств. Состояние в данный момент не внушает опасений, однако дать определенное заключение о будущем не представляется возможным. Подписи Д.Д.Плетнева и М.М.Бока [7].

24 февраля в 23 часа: t°=38.6, пульс 76, удовлетворительный. Состояние удовлетворительное, психика живая. В легких - разлитой бронхит. Назначение: кофеин, камфора, аспирин. Д.Д.Плетнев и М.М.Бок. 25 февраля в состоянии больного изменений не было.

Ухудшение наступило 26 февраля. В 1130: t°=37.7, пульс 130, ритмичный, дыхание жесткое, сзади в нижних частях приглушенно мимпанический звук и бронхиальное дыхание, больше слева. Катаральные явления выражены больше справа. Язык сухой, обложен. Живот вздут, напряжен.

Симптомов органических поражений нервной системы нет. Плетнев, Бок, Никитин.

Несколько позднее, 26 февраля, состояние больного резко ухудшилось: сознание помрачнено, двустороннее воспаление разрастается, пульс 120, дыхание - 40 (последнее делается угрожающим). Удалось вывести из наступившего коллапса внутривенной терапией. Сознание несколько прояснилось, но состояние больного оставалось крайне серьезным. Бок, Плетнев, Черноруцкий.

В тот же день в 9 часов вечера: пульс 130-140, с перебоями, часто ослабевающий. В 10 часов вечера - холодный пот. Дыхание - 46 с хрипами. Пульс 148, нитевидный. В легких, в обеих нижних долях, грубое притупление и резкое бронхиальное дыхание. Явление разлитого бронхита выражено усиленно. Больного удалось вывести из состояния коллапса внутривенной терапией.

В 1130 пульс 120. Дыхание несколько чаще и глубже. Сознание несколько яснее. Глотает воду и вино. Общее состояние по сравнению с 10 часами вечера несколько лучше, но продолжает оставаться крайне серьезным. Назначения: строфантин, дигален, кофеин, камфора, подкожные вливания физиологического раствора, 40%-я глюкоза.

27 февраля в 2 часа ночи: затрудненное дыхание, полусознание. Пульс аритмичен, вновь начало коллапса. Холодный пот. Падение сердечной деятельности. Внутривенным вливанием строфантина и стрихнина удалось ликвидировать второй коллапс.

В течение последующего получаса несколько кратковременных приступов возбуждения: больной вскакивает, вскрикивает: "Вставать, одеваться!”

245 - внезапное резкое затруднение дыхания и мгновенное падение пульса. Кислород. Без эффекта.

247 - пульса нет, тоны сердца не слышны. В течение нескольких минут очень редкие вдохи через неправильные интервалы.

252 - остановилось дыхание. Больной умер.

Подписи: Бок, А.Д.Сперанский, В.А.Савченко (дежурный врач), профессор В.С.Галкин, доктор Лебедев, И.С.Розенталь [8].


Сперанский и Розенталь - ученики Павлова, Галкин - невропатолог и нейрохирург.

Сперанский, находившийся рядом с больным Павловым в его последний день, писал:

"Небольшое недомогание гриппозного характера, с которым ему почти уже удалось справиться, внезапно осложнилось. Утро последнего дня застало его взволнованным и беспокойным. Пришедшим к нему врачам он озабоченно заявил, что чувствует себя необычно, как никогда раньше, что он забывает слова и произносит другие, ненужные, что он совершает некоторые движения непроизвольно: "Позвольте, но ведь это кора, это кора, это отек коры”.

Попытки разубедить его со стороны присутствующих здесь терапевтов не имели успеха. Иван Петрович попросту заявил, что не интересуется их мнением, и потребовал невропатолога. Проявленную им в период ожидания крайнюю нетерпеливость проще всего, казалось бы, объяснить общим болезненным состоянием. Однако это было не совсем так.

После приезда профессора М.П.Никитина, подробно обсудившего вместе с Иваном Петровичем тревожившую его нервную симптоматику, больной успокоился и вскоре уснул.

Потом уже выяснилось, что и здесь, в этом последнем своем наблюдении, Иван Петрович был прав. Вскрытие действительно показало наличие у него отека коры.

Когда спустя два часа больной проснулся, для всех стало ясным, что мы его потеряли” [9].

Известный невропатолог, профессор 1-го Ленинградского медицинского института М.П.Никитин консультировал Павлова 26 февраля в 11:30, как свидетельствуют архивные документы. Его заключение: симптомов органических поражений нервной системы нет.

Что касается "небольшого недомогания гриппозного характера”, о котором писал Сперанский, то следует уточнить: уже в первом бюллетене 23 февраля отмечалось, что к гриппозным явлениям сразу присоединились явления бронхита, которые, как следует из дальнейшего течения болезни, все более и более нарастали. Сверх того к разлитому бронхиту присоединилось двустороннее воспаление легких. Температура все недолгие дни болезни (всего шесть дней) оставалась высокой. Антибиотиков в то время не было. Если учесть к тому же возраст больного - 86 лет, а также то, что всю весну 1935 г. он болел в тяжелой форме воспалением легких, версия о насильственной смерти остается ничем не обоснованной.

Внезапная "замена всех врачей” - также чистый вымысел: основные лечащие врачи Павлова - выдающиеся клиницисты-терапевты Бок, Черноруцкий и Плетнев - лечили больного в 1935 г., они же - в феврале 1936 г. Дежурные врачи и лекарские помощники также оставались те же, что и в 1935 г., а именно: Савченко, Форель.

Когда речь идет о Павлове, тем более о таком серьезном вопросе, как последние дни и смерть великого ученого и гражданина, каждое слово должно быть выверено и строго обосновано. За каждое слово надо отвечать. Не следует, увлекаясь модой, "духом времени”, писать о том, чего не было. С легкой руки некоторых авторов, незнакомых с истинным положением дела, легенда о насильственной смерти становится достоянием общества.

Лечащий врач, ближайшая ученица и сотрудница М.К.Петрова оставила подробное описание болезней Павлова [10] в 1935-1936 гг.

Павлов скончался 27 февраля 1936 г. в 2 часа 52 минут, похоронен в Ленинграде, на Волковом кладбище. 
 

Литература:

1 Ярошевский М.Г. Наука о поведении: русский путь. М., 1996. С.367.

2 Переписка И.П.Павлова. М., 1970. С.186-187.

3 История болезни Павлова // СПФ АРАН. Ф.259. Оп.4. Д.56. Л.118.

4 РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.132. Д.175. Л.114.

5 И.П.Павлов в воспоминаниях современников. Л., 1967. С.344.

6 Там же. С.366.

7 См.: СПФ АРАН. Ф.259. Оп.4. Д.59. Л.10.

8 Там же. Л.26.

9 И.П.Павлов в воспоминаниях современников. С.223-224.

10 См.: РЦХИДНИ. Ф.17. Оп.132. Д.175. Л.83. 

Автор:

Н.А.Григорьян,

доктор медицинских наук,
Институт истории естествознания и техники им.С.И.Вавилова РАН, Москва

Ссылка на оригинал: http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/BIO/PAV_DEATH.HTM


Просмотров: 90 | Добавил: Bogdan | Теги: И. Павлов, история болезни | Рейтинг: 0.0/0